17 декабря 2008
1824

Защитник в уголовном процессе по законодательству РФ

Институт защиты является одним из важнейших в уголовном процессе. Без защитника уголовное судопроизводство немыслимо. В этом случае оно теряет свой смысл. Исключить защитника из дела, значит, нарушить сразу все конституционные принципы и принципы уголовного процесса: всестороннее, полное и объективное расследование дела (ст.20 УПК РСФСР), становиться невозможным выявление причин и условий, способствовавших совершению преступления (ст. 21-212 УПК РСФСР) и ряд других важных обстоятельств.

Однако, несмотря на особую важность этого института в Уголовно-процессуальном кодексе участию защитника посвящены всего пять статей (ст.ст.47-51 УПК РСФСР). Причем, ни одна из них не содержит уголовно-процессуальной дефиниции защитника, какие существуют для остальных участников процесса, например, обвиняемого, подозреваемого, потерпевшего или гражданского истца (ст. ст. 46, 52, 53,54 УПК РСФСР соответственно). Отдельно в ст.57 УПК РСФСР законодатель предусмотрел определение даже для переводчика. Устанавливая же статус защитника в ч. 4 ст. 47 (даже не первой!), как и для ряда второстепенных фигур - представителя потерпевшего, гражданского ответчика и истца, (ст.55-56 УПК РСФСР) законодатель ограничился простым перечислением лиц, которые могут участвовать в качестве защитника.

Таким образом, защитник на данный момент является единственной центральной фигурой уголовного процесса, не определенной законом в полной мере. В результате отсутствия четкого определения защитника в судебной практике постоянно возникают споры о том, кто может осуществлять защиту по уголовным делам. А поскольку, закон не содержит исчерпывающих требований, разрешение вопроса отдается самой практике.

История споров по этому поводу уходит корнями к первым преобразованиям рыночной экономики и складывается на почве борьбы с монополией государственной адвокатуры в сфере юридических услуг. До тех пор, пока на рынке юридических услуг существовали только коллегии адвокатов, расплывчатость уголовно-процессуального закона не обнаруживалась. Борьба с частной практикой не давала возможности для участия в уголовном производстве частнопрактикующих юристов. Однако, с момента создания частных юридических фирм ситуация изменилась и судам пришлось решать вопрос о толковании понятия защитник.

Общепризнанно, что защитниками по уголовному делу могут быть адвокаты. Судебная практика неоднократно подчеркивала, что к участию на стадии предварительного следствия защиту обвиняемых и подозреваемых могут осуществлять адвокаты. Однако исчерпывается ли категория защитник понятием адвокат?

Конституционный суд в постановлении от 28.010.97 г. постановил, что защитником может быть только член коллегии адвокатов. Этот вывод был сделан при толковании ст. 49 Конституции РФ гарантирующей право каждому на квалифицированную юридическую помощь. По мнению Конституционного суда квалифицированную помощь могут обеспечить только члены коллегии адвокатов, так как коллегии адвокатов обеспечивают контроль над подготовкой адвокатов, что находит отражение в квалификационных экзаменах. Это решение было и остается в теории законодательства весьма спорным. Достаточно сказать, что треть судей Конституционного суда осталась при особом мнении. Поскольку гражданский кодекс и Конституция РФ провозглашают свободу объединения граждан, в том числе и в создании юридических лиц, то при создании новой коллегии адвокатов нет гарантии требуемого качества, так как сдача экзаменов предусмотрена только для вновь вступающих членов. Для учредителей каких-либо требований (стаж, экзамены), кроме оконченного высшего юридического образования ни одна норма Положения об адвокатуре РФ не предусматривает.

Однако, следует отметить, что Конституционный суд признал не соответствующим законодательству участие в качестве защитников частных юристов (работников коммерческих предприятий, частных предпринимателей и т.д.). Вместе с тем, Конституционный суд не признал неконституционной ч.4 ст.47 УПК РСФСР, в которой предусмотрено участие в качестве защитников представителей общественных организаций и профсоюзов. Авторы комментария уголовно-процессуального кодекса считают, что представители некоммерческих организаций (профессиональных союзов и других общественных объединений(спортивных, охотничьих, садоводческих, иных обществ, кооперативов и т.д.) как и адвокаты, могут участвовать в деле со стадии предварительного расследования. Такая позиция представляется соответствующей закону и является логическим продолжением истории российского права. В то же время существует и другая позиция, в соответствии с которой ...появление организаций под видом адвокатур создаст угрозу проникновения в уголовное судопроизводство лиц, не отвечающих профессиональным требованиям и не являющихся адвокатами с точки зрения действующего законодательства. И она также отражена в указанном постановлении Конституционного суда РФ: Только законодатель вправе ... предусмотреть возможность допуска в качестве защитников иных ...лиц... При этом наличие у такого представителя юридического образования, каких-либо профессиональных знаний и опыта закон не требует, что ставит под сомнение возможность обеспечить обвиняемому (подозреваемому) право на получение квалифицированной юридической помощи... Таким образом, Конституционный суд, пытаясь усидеть на двух стульях и признавая за законодателями право определить круг защитников, одновременно ставит под сомнение принятое ими решение.

Если же обратимся к истории отечественного права, мы обнаружим, что всегда в отправлении правосудия наряду с адвокатами участвовали простые люди. Анализируя ход судебной реформы 1864 года, Е.В. Васьковский писал: ...в России, как и в других славянских государствах, адвокатура существовала издавна не в виде самостоятельной профессии, а в связи с судебным представительством... наряду с официальной присяжной адвокатурой действовала прежняя, самозванная, закулисная адвокатура. Так называемый институт частных поверенных, сохранился до настоящего времени и получил закрепление, например, в ст. 44 ГПК РСФСР. Продолжая приводить исторические примеры, мы должны также вспомнить об институте мировых судей, которые были преобразованы Судебной реформой из мировых посредников. Мировые судьи, также как и посредники выбирались сторонами из народа и не всегда умели даже читать, но тем не менее никто даже и не задумался поставить вопрос о том, что без высшего образования они не имеют право вершить правосудие.

Требование обязательного наличия высшего юридического образования для защиты в уголовном процессе не основано на законе, так как закон не связывает полномочия защитника с наличием у него специальных навыков. Этот факт вытекает из анализа действующего законодательства России и его многовековой истории. Сторонники другой позиции, ссылаясь на тот факт, что новый закон об адвокатуре еще не принят, не жаждут его скорейшего принятия, дабы не делить профессиональную монополию. В данном случае мы имеем дело чисто с политическим лоббированием интересов.

Итак, в принципе, в соответствии с ч.4 ст. 47 УПК РСФСР до защиты интересов обвиняемого и подозреваемого в уголовном процессе могут быть допущены представители общественных организаций, родственники и иные лица. Поскольку данная норма не содержит каких-либо конкретных указаний, то надо полагать. Что участие таковых лиц в качестве защитников возможно как на стадии судебного заседания, так и стадии предварительного следствия Этим и отличается участие представителей общественных объединений в качестве защитника от участия общественных защитников в порядке ст. 250 УПК РСФСР, которые могут участвовать только в стадии судебного заседания и не обладают всем комплексом прав защитника в порядке ст. 47 УПК РСФСР. При этом родственники и иные лица допускаются по решению суда. Это означает, что родственники могут участвовать в качестве защитников в порядке ст. 47 УПК РСФСР также с момента судебного заседания, поскольку механизм получения судебного решения в момент предварительного следствия не разработан. Представители общественных организаций могут допускаться в процесс на всех его стадиях по делам членов этих организаций по предъявлении решения (выписки из протокола) органов этой организации. Однако, в соответствии с Законом РФ Об общественных объединениях 1995 г. общественная организация является только одним из пяти видов общественных объединений. Поскольку все общественные объединения независимо от формы равны перед законом, то в уголовном процессе в качестве защитников могут участвовать представители и общественных учреждений, общественных фондов., движений и иных форм, указанных в этом законе. Но общественные учреждения, общественные фонды и движения отличаются от всех остальных организационно-правовых форм общественных объединений отсутствием членства как такового. Для них законом предусмотрено не членство, а лишь участие граждан в их деятельности. Но понятие участника весьма широко и не ограничивается какими-либо временными и иными критериями. Оно не может быть зафиксировано в документах организации каким-либо образом как например, членство. Участников такого объединения может быть признано любое лицо, которое своим трудовым или иным вкладом способствует деятельности данного объединения. Право на признание гражданина участников общественного объединения, не основанного на членстве, может принадлежать самой организации или суду. Но решение о допуске защитника на предварительном следствии принимает не суд, а следователь или орган дознания. Лишать обвиняемого (подозреваемого) право доверить свою судьбу близкому человеку или доверенному лицу на правах защитника есть нарушение его личной свободы выбора.

Опубликовано в соавт. с Б.Э. Саркисовым в сборнике 1 научно-практической конференции "Право в третьем тысячелетии" (Александров, 2001)
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован