Эксклюзив
Арутюнов Александр Арташевич
31 января 2020
826

Верховный Суд Российской Федерации о законности и обоснованности проведения оперативно-розыскных мероприятий

Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 декабря 2019 года внесен ряд изменений и дополнений в постановление «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях» от 9 июля 2013 года. Полагаем, что эти изменения и дополнения требуют детального осмысления. Пока же в контексте настоящей статьи нас интересуют вопросы использования результатов оперативно-розыскных мероприятий, в существе которых мы и попробуем разобраться.

Итак, в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 24.12.2019 года появился пункт 36.3, который имеет смысл привести полностью: «Результаты оперативно-розыскного мероприятия могут использоваться в доказывании по уголовному делу о коррупционном преступлении, если они получены и переданы органу предварительного расследования или суду в соответствии с требованиями закона и свидетельствуют о наличии у лица умысла на получение или дачу взятки либо предмета коммерческого подкупа, а равно на совершение посреднических действий, который сформировался независимо от деятельности сотрудников органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность. В связи с этим для оценки доказательств, полученных в ходе осуществления оперативно-розыскной деятельности, суду независимо от признания подсудимым своей вины необходимо проверять законность и обоснованность проведения каждого такого оперативно-розыскного мероприятия».

Надо сказать, что требования о проверке законности проведения оперативно-розыскных мероприятий уже существуют в действующем законодательстве (ст. 87-89 УПК РФ). Так, в соответствии со ст. 89 УПК РФ запрещается использование результатов оперативно-розыскной деятельности, если они не отвечают требованиям, которые предъявляются уголовно-процессуальным законом к доказательствам. И суды (любой адвокат это подтвердит) всегда такую проверку проводили. Однако она зачастую носила формальный характер, особенно в случаях признания подсудимым своей вины. (Правда, в случае отрицания подсудимым вины суды подходили к проверке более ответственно, ибо на результатах оперативно-розыскных мероприятий строилось, собственно, все обвинение.)

Очевидно, высшая судебная инстанция страны намерена исключить случаи формального подхода к оценке результатов оперативно-розыскной деятельности даже тогда, когда подсудимый признает свою вину.    Это связано с наличием случаев, когда, например, взятка передается с согласия или по предложению должностного лица, но такое согласие либо предложение было получено в результате склонения этих лиц к получению ценностей при обстоятельствах, свидетельствующих о том, что без вмешательства сотрудников правоохранительных органов умысел на их получение не возник бы и преступление не было бы совершено. При этом принятие денег, ценных бумаг, иного имущества или имущественных прав, а равно услуг имущественного характера не может расцениваться как уголовно наказуемое деяние. В этом случае в содеянном отсутствует состав преступления (пункт 2 части 1 статьи 24 УПК РФ). Изложенное закреплено в п. 34 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 декабря 2019 года. Строго говоря, это было закреплено и в п. 34  постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 9 июля 2013 года, однако теперь судам разъяснена необходимость проверки результатов оперативно-розыскных мероприятий даже в случае признания подсудимым своей вины. Иными словами, если умысел должностного лица детерминирован действиями сотрудников правоохранительных органов, которые склонили это лицо к получению взятки, то состав преступления у него отсутствует. (Заметим, что защитнику придется разрешить с клиентом, признающим вину, вопрос о возможности его оправдания за отсутствием состава преступления.)

Тем самым у защиты появляются шансы, что нас, адвокатов-защитников, несомненно, должно только радовать и вдохновлять. Однако пассивной защитой здесь не обойтись. Напомним, что даже защита иногда подходила к проверке результатов оперативно-розыскных мероприятий формально. К примеру, судья, поспешно листая дело, объявляет: «Лист дела 10 – заявление; лист дела 11 – рапорт…». Защита сидит и молча слушает. Проведена проверка? Как будто проведена. Теперь же и для суда, и для защиты подобное исключено. Напомним еще, что если в силу каких-то причин проверка результатов оперативно-розыскных мероприятий прошла формально, то согласно ч. 1-1 ст. 389-6 УПК РФ защита при подаче апелляционной жалобы вправе заявить ходатайство об исследовании судом апелляционной инстанции доказательств, которые были исследованы судом первой инстанции. Фактически речь идет о повторном исследовании доказательств, но уже вышестоящим судом (ст. 389-13 УПК РФ).

Таким образом, опираясь на ст. 87-89 УПК РФ, постановление Пленума ВС РФ от 24.12.2019 года, положения ч. 1-1 ст. 389-6, ст. 389-13 УПК РФ, защита при добросовестном отношении к делу вполне может рассчитывать на благоприятный исход для своего клиента.

 

А. Арутюнов, адвокат, председатель МКА «Арутюнов и партнеры» (Всероссийский рейтинг «Лучшие адвокаты», 19.01.2020.)

 

 

 

 

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован