Эксклюзив
12 сентября 2014
1631

Василий Лекомцев: Танковая эпопея Украины.

30 декабря 1991 года, во время первой встречи глав государств только что образованного СНГ, президент Украины Л. М. Кравчук заявил, что с 3 января 1992 года все войска, которые дислоцируются на территории Украины, будут приводиться к добровольной присяге на верность народу Украины.
После распада СССР и провозглашения независимости Украина получила одну из сильнейших армий в мире, численность которой насчитывала 780 000 человек, 6500 танков, 7000 боевых бронированных машин, 7200 артиллерийских систем, 900 вертолётов и 2500 единиц тактического ядерного оружия.
19 ноября 1990 года в Париже полномочными представителями 16 государств-участников НАТО (Бельгия, Великобритания, Германия, Греция, Дания, Исландия, Испания, Италия, Канада, Люксембург, Нидерланды, Норвегия, Португалия, США, Турция и Франция) и 6 государств-участников ОВД (Болгария, Венгрия, Польша, Румыния, СССР и Чехословакия) был подписан Договор об обычных вооружённых силах в Европе (ДОВСЕ), который вступил в силу 9 ноября 1992 года[7]. Договор устанавливал равновесие обычных вооружённых сил государств-участников двух военно-политических союзов и ограничивал возможности размещения обычных вооружений вдоль линии соприкосновения между блоками и препятствуя, таким образом, созданию потенциала для внезапного нападения и ведения крупномасштабных наступательных действий в Европе[7].
15 мая 1992 года в Ташкенте было подписано "Соглашение о принципах и порядке выполнения Договора об обычных вооруженных силах в Европе", подписанное между Россией, Азербайджаном, Арменией, Белоруссией, Грузией, Казахстаном, Молдавией и Украиной, целью которого было распределение прав и обязательств бывшего СССР по ДОВСЕ между Россией и семью другими государствами - участниками Договора[8]. Квота Украины составила 4080 танков, 5050 боевых бронированных машин (из которых не более 3095 БМП и 253 БМТВ), 4040 артиллерийских систем (пушки, гаубицы, миномёты, РСЗО) калибром 100-мм и более, 1090 боевых самолётов (не считая учебно-тренировочных Л-29 и Л-39) и 330 ударных вертолётов (Ми-24 и Ми-8). Из которых в регулярных частях может быть не более 3130 танков, 4350 ББМ и 3240 артиллерийских систем.
19 ноября 1999 года на Стамбульском саммите ОБСЕ, было подписано "Соглашение об адаптации "Договора об обычных вооруженных силах в Европе", что было вызванно военным дисбалансом, возникшим из-за расширения НАТО за счёт бывших стран ОВД и постсоветских государств. Квоты стран бывшего СССР, а также Болгарии, Венгрии, Исландии, Канады, Люксембурга, Польши, Португалии и Румынии не изменились по сравнению с первоначальным вариантом договора[9]. Документом вместо блоковой системы квот введены национальные и территориальные лимиты (последние предполагают размещение на территории государств боевой техники других стран, но не выше оговоренного уровня). Соглашение было подписано 30 государствами (страны НАТО, Ташкентского соглашения, а также Болгария, Румыния и Словакия)[10]. Ратифицировано оно было лишь Белоруссией, Казахстаном, Россией и Украиной и так и не вступило в силу, так как необходима его ратификация всеми государствами-участниками.
Для Украины остались в силе фланговые ограничения в Одесской области, где может быть размещено не более 400 танков, 400 ББМ и 350 единиц артиллерии[9]. В "Соглашении об адаптации ДОВСЕ" предусмотрена возможность временного развертывания вооружений сверх территориальных квот для предотвращения угрозы безопасности страны. Для Украины количество развертываемых вооружений не должно превышать 459 танков, 723 ББМ и 420 артиллерийских систем. Во фланговой зоне, для Одесской области, количество временно развертываемых вооружений не может превышать трети от вышеуказанного: 153 танка, 241 ББМ и 140 единиц артиллерии[9]. Так в результате бумажной войны НАТО была разрушены бронетанковые силы самой сильной армии Европы на то время.
В период с 1994 по 2013 год Украиной было продано не менее 4 ОТРК 9К72 "Эльбрус", 1379 танков, 863 боевых бронированных машин, 518 ПЗРК, 12 самоходных ЗРК, 41 РСЗО (включая 12 9К58 "Смерч") и 292 артиллерийских систем калибра 100-мм и более, ранее состоявших на вооружении Сухопутных войск Украины]. По мнению экспертов ЦИАКР (Центра исследований армии, конверсии и разоружения) данныеСтокгольмского международного института исследования мира (SIPRI) относительно объёмов экспорта Украиной основных видов вооружений занижены.
Летом 2013 года блок НАТО в рамках программы "Партнёрство во имя мира" обратился к правительству Украины с предложением утилизировать 2000 танков Т-64 - основных танков украинской армии[100].
В середине июля 2013 года Украину ждало неприятное известие: НАТО настаивает на том, чтобы Киев порезал и направил на переплавку Т-64 - танки советской разработки и производства. Таких танков, по оценкам украинского центра ЦИАКР, сегодня в составе Вооруженных сил Украины - и в боевом составе, и на армейских базах хранения военной техники - находится около 2 000 единиц (по другим данным, порядка 1 600). Уничтожение танков профинансируют страны-доноры в рамках Трастового фонда программы НАТО "Партнерство во имя мира".
Как уточнил руководитель проекта NSPA (Агентства НАТО по материально-техническому обеспечению, до недавнего времени именовалось NAMSA - Агентство по техническому обслуживанию и поставкам) в Украине Василий Литвинчук, одни только Соединенные Штаты выразили готовность выделить $1 млн. на утилизацию украинской военной техники. Более детально вопрос утилизации танков будет решаться в конце июля этого года, когда в украинскую столицу прибудет делегация НАТО, уполномоченная для проведения переговоров с украинской стороной (1).
Это сообщение вызвало недоумение. Совсем недавно, в апреле 2013 года, под угрозой срыва оказался второй этап проекта Трастового фонда НАТО в рамках программы "Партнерство ради мира" по уничтожению в Украине обычных боеприпасов, легких вооружений и стрелкового оружия. Причина - НАТО не дало на проект обещанных денег. В частности, директор ГП "Укроборонсервис" Евгений Голубенко тогда сетовал, что угроза срыва проекта вызвана его недостаточным и неритмичным финансированием странами-донорами из НАТО. По его словам, с нынешними темпами финансирования второй этап программы будет длиться не четыре года, как это запланировано, а 8 лет, тогда как утилизация излишних боеприпасов для Украины более чем актуальна.
А тут прошло три месяца и НАТО вдруг собралось проплатить уничтожение украинских танков Т-64. Кстати, на одном из недавних слушаний "для узкого круга" руководитель проекта NSPA в Украине Василий Литвинчук заявил о том, что проекты НАТО в Украине "снижают угрозу техногенных катастроф". Согласимся, так оно и есть, когда речь идет о боеприпасах и компонентах ракетного топлива. Но к танкам (как и к порезанным украинским комплексам 9К72 "Скад", ПЗРК или дальним бомбардировщикам Ту-22) это никак не отнести - военная техника, находящаяся в боевом составе или на хранении, никакими "техногенными катастрофами" угрожать не может.
И вот парадокс: на проекты по ликвидации действительно техногенноопасных средств у НАТО денег нет, а на порезку не угрожающих никакими катастрофами танков они вдруг нашлись! Ну не чудо ли?
* * *
Стоит также понять, что же на самом деле НАТО собралось нынче уничтожать. Танки Т-64 на сегодня - бронетанковый кулак украинских Вооруженных сил. На данный момент в Сухопутных войсках находится 686 танков, еще 41 - в войсках береговой обороны, еще до 1,5 тысячи - на базах хранения, т.е. не в боевом составе. Эта техника хранится для того, чтобы с ее помощью комплектовать танковые подразделения в ходе мобилизационного развертывания украинской армии. Более 90% этих танков - это Т-64Б и Т-72, еще советского производства.
Танку Т-64 приписывают много недостатков, одним из признаков его "неэффективности" считают тот факт, что он практически не стоял на вооружении армий за пределами СССР. Но ларчик легко открывается. Т-64 - достаточно сложная машина, более того, она фактически является революционной в мире бронетанковой техники. Именно с нее, кстати, открылось второе поколение танков, и в мире появилось понятие "основной боевой танк" (это термин впервые применили к Т-64 на том основании, что по старым нормативам он был средним, однако обладал вооружением тяжелого танка и не вписывался в прежнюю классификацию).
Не вдаваясь в технические детали, отметим, что революционность Т-64 имела свои последствия: танк был сложным и требовал высокого уровня подготовки экипажей (в отличие от Т-72, предельно простого в эксплуатации, а потому поставлявшегося из СССР в развивающиеся страны). Его не особо любили и в Советской армии, комплектуемой солдатами-призывниками. Проще говоря, Т-64 - это танк для укомплектованной высокопрофессиональными кадрами профессиональной армии, за которую сейчас так сражается Украина.
Свидетельством же эффективности Т-64 является тот факт, что именно этой машиной комплектовались группы советских войск, располагаемые в восточно-европейских странах соцлагеря - войска первого эшелона, которые должны были первыми вступить в противостояние с войсками НАТО. А сюда шли только лучшие кадры и лучшее оружие. Как рассказывали автору этих строк офицеры-танкисты, служившие в ГСВГ (Группа советских войск в Германии), действительно, эксплуатировать этот танк было непросто - в первую очередь возникали проблемы с обслуживанием силовой установки. Завод-изготовитель вынужден был направлять своих представителей в воинские части, которые проводили обучение офицерского состава. И только после этого, получив навыки обращения с Т-64, экипажи смогли оценить огромный потенциал этой машины.
Журнал Armor в 1990 году в статье "Стратегический сюрприз" так оценивал советский танк Т-64: "Сегодня мы можем только предположить, какой удар мог бы нанести Т-64 войскам НАТО. Как только танк стал известен на Западе, он вызвал крах программ развития противотанкового вооружения. Конечно, лидерство не могло продолжаться более нескольких лет, но тут Т-64 вновь изменил облик с оснащением реактивной броней. Экипажи танков НАТО имели бы дело с новым образцом секретного оружия, так как Т-64 стал сюрпризом, подобно танку Т-34 во Второй мировой войне. Танкистам НАТО пришлось бы вести против него бой на худших танках с мрачным результатом. Случай с Т-34 - это не только создание нового танка для Советской армии, но и создание принципиально нового танка. Второй раз это произошло с танком Т-64. Танк Т-64 бросил вызов танкам НАТО 60-70-х годов и мог задавать тон на поле боя. Благодаря появлению Т-64 возрос потенциал Советской армии. Этот танк влияет на него и сегодня" (2).
Отсутствие экспортных поставок Т-64 привело к тому, что боевой опыт он получил только во время войны в Приднестровье. В мае 1992 года после трехдневного артиллерийского обстрела города Дубоссары толпа приднестровцев остановила танковую роту 14-й армии, которая возвращалась с полигона. Было захвачено 10 Т-64БВ, а из местных жителей, имевших опыт службы в армии, была сформирована бронегруппа. Ее бросили в район, откуда правительственными войсками Молдовы велся интенсивный обстрел, и как раз это боевое столкновение считается первым официально зафиксированным фактом применения танков Т-64. Затем бронегруппа Т-64БВ приняла участие в отражении молдавского удара по Бендерам, было потеряно несколько машин, но именно их применение и стало залогом победы приднестровцев.
Можно сказать: так это дела давно минувших дней и сегодня этому танку не место в войсках. Этот аргумент не соответствует действительности. Создатели Т-64 вложили в него столь мощный потенциал для модернизации, что эта машина вполне может быть "доведена" до современного уровня.
Яркое свидетельство тому - разработанная на ХКБМ им. А.А.Морозова и проводимая на заводе им. В.А. Малышева модернизация этой машины по схеме Т-64БМ "Булат". Целью модернизации было доведение боевых и технических характеристик танка до современного уровня по трем основным направлениям: подвижность (модернизация силового отделения), защита (снижение уязвимости от современных противотанковых средств) и огневая мощь (модернизация вооружения и комплекса управления огнем с целью повышения эффективности огня).
Танки, модернизированные по этой схеме, и поступают сегодня на вооружение украинской армии. Минобороны Украины определяло потребность армии в 400 таких машин, однако к началу 2012 года ВС Украины из-за недофинансирования закупили только 76 таких танков, большинство из которых попали в 1-ю отдельную танковую бригаду 8-го армейского корпуса, дислоцированную в пгт. Гончаровское Черниговской области. Незначительное количество машин этого типа поступила также в 169-й учебный центр Схопутных войск "Десна" и Академию сухопутных войск имени гетмана Петра Сагайдачного. Как недавно заявил министр обороны Павел Лебедев, в 2013 году его министерство закупит для нужд армии еще 9 таких боевых машин.
Конечно, возникает вопрос: а отчего бы украинской армии не закупать современные танки "Оплот" украинского производства? Ответ на этот вопрос дал еще в 2007 году начальник Генерального штаба ВС Украины генерал армии Украины Сергей Кириченко, указавший, что для украинских Сухопутных войск весьма актуальным является именно модернизация, поскольку цена одного нового "Оплота" - это стоимость модернизации пяти Т-64. Против такой арифметики, согласитесь, не попрешь. И этот ответ дает понимание, насколько важен и сегодня танк Т-64 для украинских военных, находящихся в перманентном состоянии недофинансирования, - ведь они, предоставляя свои машины "оборонщикам", оплачивают лишь стоимость модернизации (а ее цена составляет 420-460 тыс. долл).
Еще один важный момент связан с перспективами продвижения Т-64БМ "Булат" на внешний рынок. Модернизированные советские танки давно предлагаются потенциальным покупателям из стран Центрально-Восточной Европы, где они состояли и состоят на вооружении. Это неплохой "эконом-вариант" - отвечая после модернизации основным современным требованиям, эти машины обходятся заказчикам в разы меньше стоимости новой техники.
А потому лишить Украину этих танков, находящихся на хранении, означает и лишить ее потенциальной возможности зарабатывать на них на мировом рынке вооружений (где, к слову, активность Киева нравится далеко не всем). Возможно, это - не последний аргумент, который сейчас заставляет НАТО взяться за ликвидацию украинских танков.
Кстати, интересный факт. В одном из недавних докладов о ходе утилизации вооружений в Украине упомянутый выше представитель проекта NSPA Василий Литвинчук привел интересный аргумент в пользу уничтожения оружия: мол, это создает рабочие места в стране. Такая позиция выглядит либо лицемерием, либо откровенным издевательством. Ведь утилизация - процесс кратковременный, все оружие за копейки порезали и рабочие места исчезли. Тогда как организация модернизации 1600-2000 танков с целью их продажи - проект куда более масштабный и долговременный, способный принести несоизмеримо больше пользы и в виде создания тех же рабочих мест, и в виде существенных поступлений в госбюджет, чего при утилизации уж никак не будет.
И еще один странный момент. Еще в июне 2011 года, выступая в Институте стратегических исследований при Президенте Украины в ходе круглого стола "Украина-НАТО: новые условия и реалии сотрудничества", все тот же Литвинчук (тогда агентство, которое он представлял, называлось NAMSA) указывал: "Существует возможность сотрудничества между NAMSA и Украиной в области морского партнерства. Его основная миссия заключается в обеспечении услуг для кораблей стран НАТО и ПМР в иностранных портах, а именно: дозаправка топливом, обеспечение буксирами, предоставление штурманских услуг, выгрузка мусора и сточных вод, обеспечение питьевой водой и пищей и т.д.".
По сути, НАТО стремится полностью обезоружить Украину и в довесок к этому лишить ее возможности зарабатывать деньги на международном рынке оружия путем поставок модернизированной военной техники. Альянс тут же уготовил "стране-партнеру" и другую роль - стать непотопляемой морской базой для западных военных флотов, где можно "выгрузить мусор и сточные воды", дозаправиться топливом и пополнить запасы продовольствия при выполнении различных задач в регионе.
Что и говорить, "привлекательная" перспектива.
1. http://news2000.com.ua/news/sobytija/v-ukraine/233474
2. http://ak-inzt.net/arm8ak/15-t-64b
За 20 лет независимости украинская армия, из-за недостаточного финасирования, сократилась в несколько раз и деградировала, произошел отток профессиональных кадров и утрата авторитета в украинском об?щест?ве[14]. Техническое состояние, боевую выучку и морально-боевой дух в украинской армии эксперты оценивают как недостаточные для адекватного реагирования на современные вызовы и угрозы.
o в 2011 году глава комитета Верховной Рады по вопросам нацбезопасности и обороны А.С. Гриценко сообщил, что "В ВСУ сегодня нет ни одного боеспособного батальона, ни одной боеспособной эскадрильи, в армии ныне 22 тыс. вакантных должнос-тей, на которые никто не желает идти. Офицеров нижнего и среднего звена не хватает"[14].
o по мнению Анатолия Кинаха, члена комитета Верховной Рады по вопросам нацбезопасности и обороны, "Военные задачи, поставленные командованием ВСУ на этот [2011] год, не соответствуют реальному положению вещей. В оборонном бюджете 2011 года 90-92 % средств предназначены для обеспечения текущих потребностей армии и лишь 6-8 % - для её развития"[14].
В связи с Вооружённым конфликтом на востоке Украины в марте 2014 года[15] начался ремонт и подготовка к эксплуатации техники и вооружения со складов длительного хранения[16][17]:
o как сообщил начальник вооружения Вооружённых сил Украины, полковник С. Корнийчук, для ремонта и восстановления техники были сформированы шесть сводных ремонтно-эвакуационных групп. Он также сообщил, что в Львовской области уже освоен капитальный ремонт двигателей и агрегатов автомашин КамАЗ и бронетранспортёров БТР-80[18]
o к 13 июня 2014 года было отремонтировано свыше 30 единиц артиллерийского вооружения[19] и свыше 700 единиц техники[20] (в том числе, один зенитно-ракетный комплекс С-300ПС[21], один зенитно-ракетный комплекс "Бук-М1"[22], не менее трёх бронетранспортёров[23][24] и свыше 50 автомашин на базе Урал-4320[25].

Согласно "Белой книге Украины 2013", на вооружении Сухопутных войск Украины находилось 683 танков, а на вооружении ВМС Украины - 40 танков[11].
С детальным составом бронетанковых и прочих вооружений можно ознакомиться на сайте
ru.wikipedia.org/wiki/Сухопутные_войска_Украины
В начале 2014 года вооружение и военная техника воинских частей в Крыму перешла в распоряжение Республики Крым, однако российская сторона приняла решение возвратить Украине часть бронетанковой и автомобильной техники советского производства - по предварительным данным, около 350 единиц[101]. По состоянию на 9 апреля 2014 года Украине было возвращено более 350 единиц колёсной и гусеничной техники различного назначения[102], но после начала 13 апреля 2014 года военной операции на востоке Украины процесс передачи техники был приостановлен[103].
Штаб армий юго-востока опубликовал данные по потерям украинских сил за период с 1 августа по 1 сентября 2014 года.
ПВО ополчения сбили 14 самолетов и 10 беспилотных летательных аппаратов. В ходе ожесточенных боев в Донецкой и Луганской областях выведено из строя 187 реактивных систем залпового огня и орудий полевой артиллерии, 218 танков, 483 единицы бронетехники и 749 автомобилей. И у украинской армии появилась острая нехватка бронетехники для продолжения полномасштабной АТО - антинародной террористической операции. На территории Украины ныне имеются три завода выпускающие бронетехнику для экспортных поставок. Во Львове, Киеве и Харькове. Последний - это знаменитый завод им. Малышева с проектной производительностью в 2800 танков в год. Посмотрим, как обстоят дела на этом заводе.
О перспективах снабжения украинской армии новыми танками, выполнении иностранных контрактов - в интервью украинским изданиям рассказал гендиректор ГП "Завод им. Малышева" Николай Белов.
Подробности читайте на УНИАН: http://www.unian.net/politics/960572-gendirektor-zavoda-malyisheva-po-ognevoy-moschi-tankov-rossiya-nichego-novogo-za-20-let-ne-izobrela.html
В конце августа Николай Белов сменил на посту предыдущего директора госпредприятия, Вадима Федосова, которого уволили за невыполнение планов по вооружению украинской армии. Неэффективное руководство заводом привело к сокращению сотрудников, росту долга по заработной плате и задержке выполнения контрактов, в том числе, международных. В интервью украинским изданиям Николай Белов категорически отвергает идею привлечения иностранной бронетехники для участия в АТО. Сегодня очень остро стоит вопрос обеспечения украинской армии в зоне АТО необходимой для выполнения боевых задач техникой.
Правда ли, что в Харькове на складах стоит более 500 танков, половина из которых, фактически, готовы к эксплуатации?
На Харьковском бронетанковом ремонтном заводе действительно стоит 585 танков. Все они числятся в "избыточном имуществе", то есть на вооружении не находятся. Это танки, которые когда-то пришли на завод для капитального ремонта, и мы понимаем, что они уже тогда были "убитыми". Так как Министерство обороны капитальных ремонтов своих танков не проводило с 1991 года, соответственно, они там выгрузились и остались.
То есть, разговоры о том, что добрая половина этих танков, при наличии топлива и аккумулятора, готова поехать, не правдивы?
Это однозначно дезинформация, это невозможно. Если танк стоит под открытым небом, если не законсервирован его двигатель, то туда попадает вода. Затем приходит зима, мороз разрывает металл. Танки, конечно, можно, восстановить. Но, как минимум, нужно менять двигатель, оптику, электронику. И такой ремонт потребует больших вливаний запчастей со складов Министерства обороны. Более целесообразно использовать данные машины как источник комплектующих для ремонта, восстановления работоспособности других, уже пригодных танков.
В таком случае, в состоянии ли завод Малышева немедленно обеспечить украинскую армию новыми танками?
Цикл производства нового танка - 9 месяцев. Если сейчас дадут финансирование, то через 9 месяцев получим новые танки, проведенные по полному циклу, из новой брони, из новых элементов, комплектующих. Это я могу гарантировать. Но эти сроки неактуальны для текущего положения дел. Мы надеемся, что эта война будет скоротечной. Поэтому все усилия необходимо сконцентрировать на восстановлении той техники, которая имеется на складах Министерства обороны или в избыточном имуществе. Это будет значительно быстрее. В этом мы готовы помочь производством комплектующих, деталей, запчастей. Однозначно, основным предприятием (из Харьковских заводов) в процессе быстрого вооружения армии, будет Харьковский бронетанковый ремонтный завод, который занимается ремонтом. Но, если поставят такую задачу, то и мы будем восстанавливать машины.
А поступали ли заказы на производство танков для Нацгвардии?
Конкретного контракта в настоящий момент я не вижу. Когда завод планирует возобновить производство танков "Оплот" для Минобороны по подписанному в 2009 году контракту? В настоящее время у нас есть 2 контракта на поставку 10 танков "Оплот" и на модернизацию танков Т-64 до вида "Булат". При этом контракт на "Оплот", до настоящего времени, был на втором плане. Сейчас нам, в первую очередь, ставят задачу выполнить контракт на поставку "Оплотов" для Таиланда. Соответственно, следующий год у нас будут производиться "Оплоты" для Таиланда. С Министерством обороны, в ближайшем будущем, обязательно восстановим взаимоотношения, и в 2015-16 годах обязательно передадим "Оплоты" Министерству обороны. Что касается контракта по "Булатам", в марте 2014 года были отгружены последние 9 машин, хотя готовы они были еще в конце 2012 года. Основанием для такого переноса сроков было то, что предыдущее руководство завода никак не могло договориться с Министерством обороны по поводу отгрузки или неотгрузки запчастей и инструментов, которые идут в составе группового ЗиПа (набора запасных частей, необходимых для долгосрочной эксплуатации, - УНИАН). И соответствующее дополнительное соглашение с Министерством обороны со стороны завода никто не собирался подписывать. 29 августа мы этот вопрос уже закрыли, допсоглашение подписано. Бронетранспортер БТР-4Е / Фото: УНИАН
Есть ли у завода контракты на БТР-4? Если будут такие заказы, может ли предприятие взять на себя их серийное производство?
БТР-4 серийно освоен, но не на заводе имени Малышева, а на ГП ХКБМ имени Морозова. Их основная функция - это сборка. Они собирают БТР-4 у себя в опытном производстве, но, естественно, места у них не хватает. Поэтому мы им помогаем. Сейчас думаем, как расширить производство. Основная проблема изготовления БТР-4 - изготовление комплектующих. Некоторые позиции выполняем мы, но есть еще ряд комплектаторов, которые участвуют в изготовлении этого изделия. Еще одна важная проблема - финансирование. Чтобы запустить какую-то партию изделий, необходимы средства в размере, минимум, 50% стоимости производственного цикла. В наших условиях, в 2012 году, мы могли выйти на 15 БТР в месяц. Для этого необходима ритмичность финансирования, что, в свою очередь, обеспечит ритмичность производства.
Как вы планируете решать проблемы финансирования? Есть ли возможности привлечь инвестиции?
Инвестиционные деньги на государственное предприятие не пойдут. Нужно либо разрабатывать серьезную программу по частно-государственному сотрудничеству, формировать какие-то гарантии возврата инвестиций под ответственность определенной команды менеджеров. По-хорошему, для массового привлечения инвестиций нужно проводить реструктуризацию оборонной отрасли. Что касается реальных механизмов обеспечения финансами, то они следующие: в ближайшее время мы сформируем пакет финансирования для выполнения предыдущих контрактов. Основным источником будут средства государственных предприятий-спецэкспортеров, реализующих нашу военную технику за рубеж. Также рассматривается возможность привлечения банковского кредита. Думаю, до конца сентября завод сможет войти в нормальное, стабильное производственное русло. Я себе такой план поставил. У завода есть шанс решить основные вопросы и получить новый толчок к развитию с новым руководством ГК "Укроборонпром". Раз уж речь зашла о предыдущих договоренностях, "иракский контракт" на производство БТР-4 потерян безвозвратно? Нет, ни в коем случае. В связи со сменой руководства в "Укроборонпроме" задачи стоят восстановить нормальные отношения с бывшим заказчиком. БТР-4 - это очень перспективная модель. Так получилось, что она уже поучаствовала в боевых действиях. Есть уже несколько конструкторских изменений, мы уже внедряем их в производство. Я думаю, что в недалеком будущем отношения наладятся и иракская делегация приедет в Киев.
А разрабатываются ли какие-то новые перспективные модели техники?
Как таковых разработок не ведется. Наша задача - переводить разработки из опытного производства в серийное. Сейчас главный пункт работы - наладить серийное производства танка "Оплот", потому что на следующий год нам нужно выпускать как минимум по 4 танка в месяц и это - только по тайскому контракту. В БТР-4 - широчайшая гамма изделий, и, в связи с этим, нам нужно наладить массовое производство двигателей 3ТД. Вообще, направлений работы у нас много. В первую очередь, это сотрудничество с нашим стратегическим партнером Пакистаном, с Китаем, с которым мы наладили прекрасные кооперационные связи. Также в перспективе и ряд других стран. Все заинтересованы в том, чтобы у нас было стабильное производство.
В последние время в Украине все чаще звучат призывы к западным партнерам предоставить техническую помощь для ведения АТО. Какой техники нам не хватает? Способен ли завод, в случае необходимости, ремонтировать технику, которая может прийти?
Вместе с техникой должны прийти солдаты. Можно взять бронеавтомобили, но танки чужие взять невозможно, так как для их использования нужно полностью переобучать персонал, импортировать запчасти. Например, в экипаже немецкого танка "Леопард" - четыре человека, один из них - заряжающий, так как нет автомата заряжания. А у нас танковый экипаж - три человека. Польша уже на этом обожглась. Они приобрели "Леопарды", и очень этим гордились. Но регламентное обслуживание, масла, качественное топливо, запчасти - все привело к большим затратам. И реально эти "Леопарды" у них не используются. В результате, все учения, все свои боевые задачи они выполняют на своих Т-72, которые у них называются РТ-91 "Тварды". Украинский танк Т-64БМ "Булат" / Фото: УНИАН
А может ли техника завода имени Малышева конкурировать с российской, с той, против которой приходится воевать украинским силовикам в АТО?
Я не большой специалист в оценке боевых характеристик машин, используемых в АТО на данный момент, но, по информации, которая есть, украинская армия, в основном, укомплектована танками Т-64 и танками Т-64БМ "Булат". Российские, скажем так, террористы изначально использовали российские танки Т-64, которые либо были более-менее на ходу, либо вывезены из Крыма. В последние дни появилась информация, что заходят танки Т-72. Если мы говорим о старом танке Т-72, то это упрощенная версия танка Т-64. Потому что танк Т-72 создавался как более простой в эксплуатации и предназначался на экспорт, в то время как танк Т-64 никогда не экспортировался. В целом, участвуют ли в АТО последние образцы танка Т-72, модернизация которых проведена в российской армии, пока неизвестно. К тому же, модернизация эта проводилась по комплексу управления огнем, по двигателю, но особых преимуществ, по крайней мере, по вооружению, у них нет. Т-64 и Т-72 - у обоих калибр орудия 125 мм, у обоих на вооружении - ракета... С точки зрения современности техники, могу сказать, что танк "Булат" - это, по техническим характеристикам, аналог танка Т-80. А танк Т-80 - это аналог (по техническим характеристикам) российского танка Т-90. Поэтому, если заходит танк Т-90, то ему нужно противопоставлять, по крайней мере, танк "Булат". Минус для нас в том, что у нашей армии на вооружении нет тепловизоров. Я знаю, что последние модернизации танков Т-72, и танк Т-90, оснащены тепловизором. А его наличие - очень важно в современном ночном бою. Но возникает вопрос: а было ли хоть одно танковое сражение? Нет. Основная война ведется пехотой против танков, артиллерией и реактивной артиллерией. Танки выполняют вспомогательные функции. Тем не менее, на новых "Оплотах" стоят два независимых тепловизора: один у командира, один у наводчика. На танке Т-90 последних модификаций тепловизор стоит только у наводчика, а командир может пользоваться им только в режиме дубля. По огневой мощи [танков] Россия ничего нового за 20 лет не изобрела. А у нас все-таки ракета "Комбат" появилась производства киевского КБ "Луч". Дальность поражения - до 5 км. И сейчас КБ "Луч" загружено под наши танки "Булат", которые могут стрелять ракетой "Комбат".
А были ли у завода поставщики или заказчики из стран Таможенного союза, в том числе, Россия? Оборвались ли контракты с началом российско-украинского конфликта?
Мы работали и планируем работать с Белоруссией, с Казахстаном, по ним запрета нет. Работаем так же с Европой. А в России закупали сложную легированную сталь. Но мы ее закупали только потому, что она была на 30% дешевле, чем украинская. Сегодня "Днепроспецсталь" всю номенклатуру специальных сталей, которые нам нужны, закрывает. В целом, достаточно серьезные проблемы возникли не столько у нас, сколько у приборной отрасли. Все приборы были разработаны на элементной базе СССР. Основными поставщиками элементной базы были Россия и другие страны СНГ. Но ГК "Укроборонпром" давно запустил поэтапную программу импортозамещения. Поэтому, постепенно, такие вопросы решаются. Сейчас достаточно сложно провести полную замену, но сложных, нерешаемых вопросов от своих комплектаторов я не услышал. Бронетранспортеры БТР-4 и танки БМ "Булат" /Фото: УНИАН
То есть, украинские предприятия в состоянии самостоятельно укомплектовать технику, которую производит завод Малышева?
Все реализуемо. На данный момент ни по "Оплот", ни по модернизации Т-64 я проблем по комплектации не вижу. Вопросы могут быть по броне. Но и это решаем, ориентируемся на европейцев. Скорее всего, в ближайшее время у нас будет европейская броня.
А каковы перспективы производства на заводе имени Малышева бронежилетов, о чем говорил предыдущий директор?
Бронежилеты - это был не заказ, а частная инициатива, фоновое производство, наша совместная с "Заводом Фрунзе" работа. Мы собираем у себя по всем цехам обрезки брони - 5, 6, 8 мм, разной толщины, а на "Заводе Фрунзе" есть хорошая лазерная резка. Там раскраивают, соответствующим образом делают выкладку и пошив бронежилета. Все наши бригады, которые едут в зону АТО на восстановление машин, все специалисты, которые уходят в АТО по повестке, получают такой бронежилет. К сожалению, серийно его производить просто невозможно, потому что это экономически нецелесообразно. Если это делать из обрезков - это выгодно, а если специально покупать листы брони, резать, то уже нет. В целом, у нас есть направления для работы по гражданской тематике. Мы будем восстанавливать свое положение на рынке локомотивных дизелей 10Д100. Есть разработки по их обновлению: по электронному регулятору, электронному впрыску. В этом заинтересованы многие, в том числе наши ГОКи, на которых ездят эти тепловозы. Также заинтересованы Страны Таможенного союза, потому что у них 7 тысяч секций таких тепловозов эксплуатируется до сих пор. Двигатель достаточно надежный и имеет бесконечный потенциал для ремонта и модернизации. Также не снимается с повестки дня газомоторная тема. У нас есть прекрасная электростанция на базе газового мотор-генератора 11ГД100. В Украине, с точки зрения применения обычного газа, она экономически не интересна, но может быть использована на малодебитных скважинах, для утилизации шахтного газа. Можно получать с ее помощью электричество, тепло, а, при необходимости, и холод. Это, фактически, дизель, только работает на газу. Мощность - 1 МВт. Планируем восстанавливать тему дизелей Д80, по крайней мере, в режиме сервисного обслуживания... Пока все заказы завода 4,3 миллиарда гривен - составляют заказы на спецтехнику. Но наша цель - обеспечить в будущем загрузку производства завода гражданской продукцией минимум на 50%. Тогда завод будет стабилен. То есть, перспектива есть, есть понимание, что с заводом делать. А реализация будет зависеть от того, насколько нам навстречу будет идти правительство и все органы власти. Юрий Ларин

До конца года промышленность Украины планирует поставить армии Украины 145 единиц бронетехники. Именно поэтому президент Украины обратился к странам НАТО о поставках на Украину боевой техники.
Рыба гниет с головы, страна - с потерей мозгов своих руководителей, а государство начинает распадаться с распадом своих вооруженных сил.
По данным Интернета и МИДа России Венгрия начала поставку своих танков на Украину. Италия планирует передачу своих 90 бронемашин от которых отказалась Минобороны России армии Украины. Обсуждался вопрос с Хорватией о поставке 60 боевых вертолетов. Страны НАТО начали поставку вооружений на Украину, т.е. поддержали продолжение АТО не только нелетальным вооружением, но и реальной бронетехникой. Вот так, сначала порезать, а потом начать продавать свои подержанные ублюдочные "Абрамсы" и "Леопарды" всем странам НАТО, в том числе и Венгрии под надуманной угрозой нападения России. А для этого нужен реальный военный конфликт на юго-востоке Украины. И лапша на уши жителям Европиндостана. Такой своеобразный бизнес на крови. Уничтожение бронетехники бывшего СССР на территории Украины продолжается. А поставка вооружений стран НАТО значительно продлевает сроки окончания этого АТО и существенно увеличивает потери личного состава, как армии Украины, так и мирных жителей. Тяжелое вооружение в руках необученной армии - это утроение бессмысленных жертв этой гражданской войны. И кто за это будет отвечать.

В.А.Лекомцев.
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован