Полумудрые мысли главного нацбола России или памяти Эдуарда Лимонова

Как пишут в некрологах, смерть забрала у нас хорошего русского эпатажного писателя, декоративного политика, оригинального публициста, публичного человека образца 1943 года - Эдуарда Лимонова. Ему не удалось стать пламенным революционером равным Фиделю Кастро или Чегеваре. Но он старался. Мир праху его. Все что остается после человека на Земле – это его деяния, и еще слова, которые говорят после смерти за него. А по сему, есть повод вспомнить их. 

Не следует бояться прошлого, не нужно бояться «плохих» личностей в истории. Мнение современников редко бывает сбалансированным, и, кто был плох вчера, возможно, окажется хорош сегодня. Кто знает. Вместо того чтобы каждый раз переписывать историю, разумнее принять ее такой, какой она выясняется сама.

 

Та история, которую преподают в школах, большая ее часть- не наука, а художественная литература на исторические темы.
 

Современность – это набор тем. Это не одна тема. Это десятки тем, может быть сотни. Протяжённости у них нет. Это скорее всё сразу, а не одна история, глубокая и старая. Нет, это множество тем сразу.
 

Народ всегда старался истолковать Историю по-своему и в свою пользу.
 

Оказывается, то, что говорится и делается вокруг тебя в нежном возрасте, выучивается само собой.
 

Народ любит пинать мёртвых кумиров. Ему в его ничтожности это приятно.

 

Рабы любят казаться свободными людьми.

 

Нет покоя человеку в этом мире. Его со всех сторон дергают и заставляют делать деньги. Зачем деньги? Чтобы превратиться из задрипанного Зеленского в стоптанных башмаках в прекрасного Зеленского в роллс-ройсе, а рядом – красивая улыбающаяся белая леди. Все нищие мечтают о белых леди.
 

Не говори...людям в глаза об их слабостях, жалей их, не обижай. У кого есть слабость, тот уже обижен!
 

Каждый становится тем, кого у него хватает дерзости вообразить.

 

Приключения начинаются просто. Нужно решиться на приключения, и тогда они последуют цепью, одно за другим.
 

Рассуждают люди, пока не живут. А когда жизнь нахлынет - молчат и пьют.

 

Русские привычки не приносят счастья.
 

Не можешь умереть - надо жить.

 

Сейчас по улицам российских городов ходят другие люди.

Лиц-то таких, как после войны, — нет. Те были — честные и простые лица. Тогда лицами гордились, сейчас лицами прикрываются.

 

Среди молодёжи столько же идиотов, сколько их среди взрослых. Более того, есть подозрение, что возросшие в более искусственных условиях современного мира молодые люди качественно хуже их сверстников из других эпох

 

Если бы два народа, послевоенный и сегодняшний, вывалили на одну улицу, послевоенные побили бы современных за один только несерьезный внешний вид. А девок и женщин заставили бы одеться. Ну ясно, что в современных русских масса достоинств, однако два народа друг друга бы не поняли.

 

Сегодня русский русскому — рознь. И вооруженные солдаты, «территориальцы», и гражданские, отогревающиеся в комнате пресс-центра, и я — все мы приходим к выводу, что русский Горбачев — или предатель, или болван, или, скорее всего, и то и другое.
 

Некогда самые высокомерные представители привилегированных классов считали, что бедный — синоним умственной отсталости, иначе бедный нашел бы способ не быть бедным.

 

Я вообще-то по натуре своей несправедлив и безжалостен. Но если Вы думаете, что мимо меня проскочил незамеченным хоть один выдающийся человек, то Вы ошибаетесь.

 

Король всегда одет, даже если он голый, ибо его облекает собой не ткань, не одежды из ткани, но незримое сакральное платье авторитета.
 

Льва Николаевича Толстого, живи он сейчас, я ударил бы поленом по голове за кухонный морализм, беспримерное ханжество…

 

На Западе считают, что Достоевский лучше всех сообщил в словах о русской душе и изобразил русских. Это неверно. Истеричные, плачущие, кричащие, болтающие без умолку часами, сморкающиеся и богохульствующие — население его книг — достоевские. Особый народ: достоевцы. С русскими у них мало общего.…
 

Я в свое время внимательно прочел "Смерть Ивана Ильича". Ничего кроме скучного любопытства не испытал. Дело в том, что героизация обычного человека никогда не может удастся. В нем нет ничего интересного, в обычном человеке. Он не достоин ни жалости, ни удивления. Потому и неудача.
 

«Мёртвые души» чудовищны. Это самое неприятное произведение не только русской, но и мировой литературы. В самом деле — подумайте, что может быть гаже персонажей «Мёртвых душ», этих горячечных призраков с самыми отвратительными фамилиями, отборно отвратительными!

 

«Мастер и Маргарита» любимый шедевр российского обывателя. ... во-первых, пародия на исторический роман. Во-вторых: это еще и плутовской роман, и очень-очень напоминает ...«Двенадцать стульев» и «Золотой теленок». В-третьих, добавлен небольшой элемент сверхъестественного...

 

Герои Чехова все чего-то ждут, декламируют, не едут в Москву никогда, хотя нужно было с первых минут первого действия спалить на хрен вишнёвый сад и уехать в Москву первым же поездом.

 

Маяковский. Он хорошо сыграл агитатора и горлана. Главаря, конечно, из него не получилось. Он правильно и рано понял, что в лирической поэзии настоящей славы не будет. И потому развил тот талант, который неизбежно вытекал из самой его комплекции — он стал крупным...
 

Пушкин... с парохода современности он упал давно и сам. Он тут даже не виноват, просто между ментальностью дворянина начала XIX века и ментальностью конца XX века мало общего. Сейчас мыслят иначе, другими категориями... По нынешним понятиям, Пушкин выглядел бы кем-то вроде плагиатора.
 

Литература вообще стареет. И нужно плюнуть в лицо тем абсурдообожателям литературных памятников, тем уродам, кто утверждает, что понимает и получает наслаждение от чтения «Божественной Комедии» Данте в примерном переводе профессора Лозинского.

 

Прикосновение к высоким размышлениям, к большим категориям – облагораживает. Возможно, занятие искусством есть желание облагородиться. Потеревшись возле высоких идей – ходишь еще и задрав нос, отличный от человечества, более возвышенный.
 

Я все равно вас презираю. Не всех, но многих. За то, что живете вы скушно, продали себя в рабство службе, за ваши вульгарные клетчатые штаны, за то, что вы делаете деньги и никогда не видели света. Дерьмо!

 

Но я решительно против индивидуального бессмертия. Бессмертие лишит нас трагизма, мы станем банальны. Воин не должен быть бессмертным. Бессмертие — это буржуазно.

 

Я злой, я нервный, я нехороший, я неинтересный... И все же я горжусь тем, что я нервный, и горжусь тем, что я злой. И я уверен, что я хороший, куда лучше их всех — и узких домашних профессоров, и ручных домашних псевдобунтарских поэтов.
 

Мужчина должен быть злым и отвратительным, а женщина должна быть коварной. Таковы архетипы. Не злой мужчина это не мужчина. Не коварная, но добрая женщина – это не женщина.

 

Директору выставки сообщил, что готовлюсь написать книгу "Как сделаться самым ненавидимым человеком в России". - И как же?- спросил директор. - У вас есть рецепт? - Есть. Следует всегда говорить правду. Мгновенная и вечная ненависть вам обеспечена.
 

Хочешь убить художника — купи его.

 

Поскольку уж я художник, автор многоликого полотна "Священные монстры", то имею право, как какой-нибудь Рембрандт, пририсовать рядом с русским генералом себя: Эдуард Лимонов. На меня уже падает загар веков

 

Самые интересные книги, конечно, подрывные. Взрывающие общество. Взрывающие оклеенную серыми грязными обоями сферу над нам — а там проглядывает в дыру чёрный кромешный неспокойный хаос. Вот такие книги нужно писать. Чтоб взрывался этот большой горшок над нами, защищающий человека, а за ним никакой…

 

Небольшой плоский кирпич — прямоугольная лепёшка книги — есть гениальнейшее изобретение человечества. Скольких сбили с пути книги — подумать только! Библия и Евангелие были причиною нескольких войн! А книги Маркса! А «Майн Кампф»! А «Учебник городского партизана» Маригеллы!

 

Психопаты во все времена имели претензии к толпе. Им всегда казалось, что толпа недостаточно активна.
 

Любовей всегда бывает по меньшей мере две одновременно. Одна к недостижимому идеалу, другая — к доступному объекту.

 

Будучи человеком самонадеянным (не самовлюблённым, а именно самонадеянным), я мало интересовался людьми, разве что если уж они были особенно яркими. То же касалось и женщин, меня интересовали только яркие птицы женщин. Вот такой я человек, и могила меня уже не исправит.

 

Я надевал на себя маску любовника и Дон-Жуана, чтобы скрыть под ней философа и провидца. Я многие годы его (философа и провидца) стеснялся.
 

Я могу напустить на себя высокомерие, но долго носить его не выдерживаю.
 

Демоны — это выходцы из других миров, сгустки энергии и воли, застрявшие в нашем мире, забывшие, как, и не умеющие уйти обратно. Забывшие технику ухода обратно. Вот и мыкаются.
 

Наше общество ничего не может предложить молодежи, кроме мрачных обязанностей мента, солдата, пьяного веселья молодого рабочего или мрачной жизни заключенного. Наше Русское государство — деградирующая форма социальной жизни. Оно гнусно по сути своей. Неудивительно, что наши тюрьмы полны

 

Моя Родина – это страна русского языка, в которой я не из последних удальцов (а вероятнее всего – первый, поскольку умею говорить прямо и сочно, а не через героев – посредников) и я кровно заинтересован, чтобы Родина здравствовала и продолжалась.

 

Для поэта лучшее место - это Россия. Там нашего брата и власти боятся. Издавна.  

 

Россия меня просмотрела, не увидела вовремя. Козлы!
 

Молодой — значит неблагонадежный. Молодой и экстремист — синонимы. Молодой — значит фашист, коммунист, дезертир, призывник. Гражданин должен быть пожилым, потертым, потрескавшимся, морщинистым, бабушкой или ребенком. Тогда он благонадежен.
 

В 90-е и в первые годы XXI века тебе удалось создать политическую организацию из парней и девушек России, ты правильно понял, что они никому не нужны, и предложил им смысл жизни и судьбу. Но этих ребят и девушек уже нет, они сошли со сцены Истории. Лучшие — погибли, большинство ушло в жизнь…

Я долго не замечал времени. Потом заметил, оказывается все в могилах лежат. А тот кто не лежит, тот ложится.
 

По-сербски смерть будет СМРТ. Без гласных. Это как короткий удар сабли: СМРТ. Я хотел бы умереть сербской короткой, без гласных, гибелью, а не размазнистой, с гласными, русской смертью.

 

Бог тебе может и нужен, чтобы опереться на него, но ты Богу не нужен, у него много таких перебывало, он и ваших имён не помнит.

Смерть нужно встречать твердо и красиво — с позою, с вызовом, выпендрившись, празднично, лучше всего с улыбкой. Хочешь не хочешь, можешь не можешь — надо. Колени трясутся — уйми, подвигайся, чтоб скрыть, глаза слезятся — а ты хохочи, будут думать — от смеха. Смерть самое важное дело. К ней готовить себя нужно. Плохой смертью самую доблестную жизнь можно испортить. Рождение от нас не зависит, смерть — зависит. Истеричность, поспешность — тоже нехороши. Нужна мера. Уходить-то все равно надо. Но никогда не хочется. А ты уйди или очень важно, сухо, степенно, а лучше по-хулигански, с посвистом, с — «Эх, вашу мать!»
 

 

 


 

 

 

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован