Эксклюзив
Карпенков Степан Харланович
12 октября 2018
368

Нравственные истоки бытия

                                   

При очередной встрече аспиранты университета Сергей Ковалёв и Виктор Шестов продолжили беседу о тайнах земного бытия в философском толковании Владимира Соловьёва.

– А что же Соловьёв считал основным предметом изыскания нравственной философии, – спросил Сергей.

– По его мнению, нравственная философия – это самостоятельная наука. Её собственный предмет изучения – понятие добра. Главная задача этой философской науки заключается в определениисмысла нашей жизни. По содержанию и существу своему нравственная философия находится в теснейшей связи с религией, а по способу познания её вполне можно отнести к теоретической философии. Хотя и вполне понятно, что трудно найти ту невиданную грань, которая разделяла бы всю философию на теоретическую и практическую. Ведь обе они в большей степени основаны на общих и абстрактных, а не на частных и конкретных рассуждениях о земном бытии. 

– Означает ли это, что нравственная философия – некое связующее звено между религией и философией? 

– Означает, конечно, и не только это – нравственная философия позволяет более глубоко познать тайны и земной, и божественной истины, – сразу же ответил Виктор.

– А как же в такую всеобъемлющую философию вписывается чувственное восприятие человеком окружающего мира, включающего различные по природе и свойствам материальные объекты?

– Соловьёв убедительно показал, что чувственное восприятие даёт нам только собственные субъективные переживания и наши ощущения, которые почти ничего нам не говорят о реальности вещей вне нас. Наш разум, поскольку мы хотим искать истину в её определённом понимании, ничего не доставляет нам, кроме искусственных абстракций, которые ничему нас не научат о действительной сущности вещей. Истинная реальность не может заключаться только во внешних свойствах и проявлениях материальных предметов – в их протяжённости, непроницаемости, подвижности и других, потому что внешнее понятие всегда относительное и, кроме того, всё внешнее подразумевает внутреннее.

– Означит ли это, что всякое объективное представление невозможно без субъекта? – задал свой вопрос несколько удивлённый Сергей, пытаясь понять сказанное. 

– Означает и более того говорит и о другом –ничто материальное немыслимо без духа и только ему принадлежит настоящая действительность: всё, что кажется недуховным, с неизбежностью вырастает из духовных отношений. Внутренняя духовность всякого бытия и реальность только духовного – это первая и основная метафизическая идея миросозерцания Владимира Соловьёва.

– А какова же его вторая философская идея?

– Она переплетается с первой и заключается во всеединстве всего сущего. Если всё реальное духовно, то и начало бытия, и всех материальных вещей представляет собой бесконечный дух, и Бог есть живой, свободный дух и творческая любовь. Он создал мир как нечто отличное от Него и в то же время близкое к Нему, которое должно стремиться осуществить Его замысел и волю. Поэтому Он представляет собой начало не только самого Себя, но и всего отличного от Него – всего того, что обладает вполне определённой реальностью в нашем понимании, и, таким образом, объединяет в себе всё сущее. Мир потому только существует, что в нём должен формироваться идеал совершенного творения. Но реальный мир, как мы видим и ощущаем его, далеко не всегда отвечает такому представлению об идеальном совершенстве: во всех его проявлениях наблюдаются последствия колоссальной трагедии – великого отпадения всей живой твари от своего божественного источника жизни.

После непродолжительной паузы Сергей спросил:

– Если реальный мир токов, то это, мне кажется, вовсе не означает, что он должен быть таким? Ведь замысел Божий заключается совершенно в другом?

– Понятное дело, наш мир не должен быть таким в реальности. Грехопадение мировой души не может продолжаться вечно. Бог создал мир, чтобы иметь в нём своё живое подобие, а не отрицание, и мир должен выполнять это своё назначение. Он хочет правды и добра, а не злобы; гармонии, а не борьбы и эгоизма. Этим определяется внутренний смысл мирового процесса, заключающийся в постепенном просветлении и одухотворении тёмных стихий, в возрастающем уподоблении природы божественному замыслу.

– А какова же роль человека в таком мировом процессе, подверженном влиянию различных стихий, многие из которых зарождаются в самом человеке и исходят от него?

– Я думаю, что ты, Сергей, согласишься с тем, что всё дело в самом человеке. Во внутреннем преображении мира центральное место принадлежит человеку как одновременному носителю двух противоположных начал: всевозможных стихий и потенций божественного разума в своём духе. На человеке лежит грандиозная задача спасения мира.

– Невольно напрашивается и такой, казалось бы, совсем простой вопрос: а разве обычный, земной человек при его греховности и весьма ограниченных возможностях и способностях может решить такую важную, спасительную задачу?

– Такая важнейшая задача явно не по силам человеку природному, который в своей чувствительности и в своём эгоизме сам порабощён стихиями мира. Только человек, всецело возвысившийся над таким рабством, свободный от него и полностью подчинивший свою волю воле Божией, может действительно обожествить мир. Таков Богочеловек, и он явился в истории человечества в лице Иисуса Христа.

– И к чему же тогда сводится задача каждого человека в повседневной жизни и всего человечествав целом?

– Важнейшая задача всего человечества состоит в том, чтобы оно осветилось и очистилось во всех проявлениях каждого человека, чтобы он не делал и чем бы он не занимался в своей жизни. И когда это наступит, тогда и пробьёт великий час освобождения мира от рабства мрака. Человечество изменится: исчезнет бездушная борьба, исчезнут страдания и смерть, и созданный Богом мир будет истинным воплощением вечных идеалов добра и красоты. В этом спасении всего живого через Богочеловечество заключается третья руководящая идея миросозерцания Владимира Соловьёва, представляющая собой связующее звено между философским и религиозным учениями.

– Мне кажется, Виктор, что все названные три идеи мировоззрения Соловьёва не только связывают философию и религию, но и объединяют в единое целое материальное и духовное начала человеческого бытия. Человечество развивалось и продолжает развиваться. Что же управляет таким развитием в философском понимании Соловьёва? 

– Ответ на этот философский вопрос не совсем очевиден, хотя он в какой-то мере уже содержится в упомянутых философских идеях. Но Владимир Соловьёв рассматривает развитие человечества под действием трёх фундаментальных сил, посвящая этой важнейшей теме отдельный труд.

– Интересно знать, какие это силы? Ведь всем просвещённым людям известно, что в природе проявляются силы, прямо или косвенно наблюдаемые, и их гораздо больше трёх. Многие из них фундаментальны и в современном физическом представлении имеют материальную природу. И описываются они вполне определёнными законами,открытыми в разное время великими учёными-естествоиспытателями, – полюбопытствовал Сергей.

– С таким утверждением вполне можно согласиться. Но Соловьёв рассматривал и анализировал те основные силы, которые управляют развитием человечества, а не определяют физические, фундаментальные взаимодействия неживых и живых материальных объектов. И обо всех силах физической природы, нам кое-что известно со школьной скамьи. В то же время о силах, управляющих обществом, мы почти ничего не знаем, и о них, по-видимому, в двух словах не расскажешь. Может быть, мы нашу откровенную беседу отложим до лучших времён?

– Лучшее время как раз сейчас, а не в следующий раз. Ещё не поздно. Десятый час – детское время, как говорят мудрые люди. А в следующий раз мы найдём,о чём поговорить, не менее интересным и увлекательным.

– И встретимся мы где-нибудь на природе и поговорим о чём-то земном. Хотя и сегодня мы говорим о земных проблемах в духовном понимании человеческого бытия, которые наиболее глубоко освещены в трудах Владимира Соловьёва. По его мнению, от начала истории три коренные силы управляют человеческим развитием. Первая стремится подчинить человечество во всех сферах и на всех ступенях его жизни одному верховному началу, в его исключительном единстве и слить всё многообразие частных форм, подавляя самостоятельность каждого человека и свободу личной жизни. Один единовластный господин и огромная масса бесправных рабов – вот конечный результат действия этой силы. Если бы она получила исключительное преобладание, то человечество рано или поздно деградировало бы, оказавшись в окаменелом, мёртвом однообразии.

– Не проявилась ли эта разрушающая сила после октябрьского переворота в России, совершённого большевиками в 1917 году, спустя более десяти летпосле смерти Владимира Соловьёва? – продолжил высказывать свою мысль Сергей.

– Эта сила, о которой говорил Соловьёв ещё задолго до переворота, конечно же, проявилась и проявилась в полной мере. Действительно, сразу же после захвата власти большевиками-самозванцамибыл введён так называемый рабочий контроль. Он привёл к изгнанию хозяев фабрик и заводов и, следовательно, к ликвидации частной собственности на средства производства. Промышленные предприятия, оставшиеся  без опытных организаторов производства, перестали работать. А это означает, что частная собственность на средства производства вовсе не была их оковами, которые, по мнению «классиков» светлого будущего, следует отбросить как некую отжившую форму. Отбросив эти якобы оковы, город не мог ничего предложить деревне в обмен на хлеб. Большевики, опьянённые властью,вооружали своих наёмных служак и рабочих, оказавшихся без работы, и вооружённые отряды посылали в деревню грабить крестьян под лукавым предлогом продразвёрстки, придуманной партийными «мудрецами», изобретательными на выдумки, назвавшими этот грабёж военным коммунизмом. Но разве можно бандитский грабёж прикрыть красивыми словами? Конечно же, нельзя, и все благомыслящие люди это прекрасно понимали. В результате деревня откачнулась от большевицкой, диктаторской власти и возникли все объективные предпосылки неизбежной, гражданской, братоубийственной войны, когда с оружием в руках свой же шёл против своего же. Такой  всенародной беде способствовало наглое извращение диктатуры пролетариата – была создана особая армия «как орудие пролетарской диктатуры» – разветвлённая система вооружённых отрядов – органы ВЧК (Всероссийской чрезвычайной комиссии). Вовсе не вожделенная диктатура пролетариата, заявленная с высоких трибун обезумевшими большевиками во главе с Лениным, а диктатура партийных вожаков в разных проявлениях и формах, прикрытых непонятным словоблудием, везде и всегда вплоть до падения партийного режима была главным рычагом насилия, принуждения и закабаления народа. Итогом переворота стал не обещанный социализм, направленный на улучшение жизни людей, а совершенно другой социальный строй – тоталитарный с правящей верхушкойполуобразованных партийцев, побеждённых демоном власти. Под их полным и беспредельным контролем оказались все сферы жизни и деятельности общества. И такой безумный контроль всегда сопровождался кровавыми репрессиями не только в отношении оппозиции и инакомыслящих, но и великого множества простых людей, никогда не помышлявших о власти и занимавшихся своим любимым делом. Репрессивный контроль всех и вся лишалконституционных прав и свобод многих миллионов граждан. Неограниченная власть партийных властителей шаг за шагом неизбежно приводила к деградации общества и падению тоталитарного государства, построенного не на прочном фундаменте духовно-нравственных ценностей, а на зыбкой трясине властолюбия, корыстолюбия, зависти и ненависти. 

После небольшой паузы продолжил Сергей:

– Первая сила в какой-то мере стала терять свою исключительность через несколько лет после октябрьского переворота, когда в 1921 году большевики вынуждены были объявить и внедрить новую экономическую политику, известную как НЭП. Это «нововведение», в сущности означавшее возврат к не такому уж плохому старому, допускало наряду с партийно-командным и частный сектор экономики, включавший крестьянские хозяйства, частную торговлю и мелкое производство. Именно в такой двойственной экономической среде русский народ, потрясённый разрухой, рождённой большевицким переворотом, стал оживать, и подневольные люди начали медленно подниматься на ноги, постепенно вставая на путь спасения от разрухи и голодной смерти. Но большевицкие, полуобразованные властители по своему скудоумию не смогли понять, что надо смириться с этим, и выбрали совершенно другой путь – окончательную и бесповоротную ликвидацию частной собственности на землю. И этот «единственно верный» путь, как нам известно, обернулся очередной страшной трагедией русского и братского народов.

– Это верно. Бандитское изъятие земли и средств производства у крестьян под якобы благовидным, но лукавым знаменем коллективизации и строительства социализма в деревне вместе с повсеместным, репрессивным раскулачиванием наиболее крепких и трудоспособных крестьян привело к тому, что земля перестала давать прежний урожай, и, как следствие, неизбежно наступили очередные страшный голод и повсеместная разруха.  

– Первая исключительная сила, о которой говорил Соловьёв, проявлялась не только при дерзкой, безумной попытке большевиков-самозванцев создать чужими раками «светлое будущее» в России, но и гораздо раньше и в другом государстве. Не эта ли сила, но в несколько ином проявлении, привела к падению когда-то великой Римской империи? – спросил Сергей.

– Соловьёв говорил о человечестве в обобщённом, философском понимании, но его выводы вполне справедливы для той или иной части общества и, в частности, для любого государства, не исключая и Римскую империю. Неограниченная власть правителей, восстания местного населения, непрекращающиеся гражданские войны, активное движение подневольных народных масс (наиболее известное из них восстание Спартака) – всё это привело к распаду огромной и могущественной Римской империи, а потом и её восточной части –Византии. Спасти их не смогло даже совершенное римское право, которое до сих пор считается лучшим образцом организации правового государства, и его в наше время изучают во всех странах мира. 

– Может ли избежать такой трагической участи современная Российская империя – Советский Союз? Мне кажется, что нет. Ведь та же первая исключительная сила приводит к подчинению трудящихся масс не императору, а партийной верхушке, что вовсе не исключает еёразрушительного действия. После октябрьского переворота трудовой русский народ оказался в плену двойной, насильственной бюрократии – административной и партийной. Причём партийная бюрократия всегда находилась на вершине властной пирамиды. Как бы такая диктаторская схема беспрекословного подчинения по всей вертикали власти не прикрывалась лукавым лозунгам равенства и свободы, плачевный результат очевиден – рабский, подневольный труд народа и ничем и никем неограниченная власть партийных чиновников. Не менее очевиден и другой результат –противоестественная схема полного закабалениянарода рано или поздно приведёт к падению партийного самовластия с его мнимой ориентацией всветлое будущее.

– С твоим мнением, Сергей, трудно не согласиться. А теперь несколько слов о второй силе, от которой зависит развитие человечества. Эта сила, в философской трактовке Владимира Соловьёва, по своему действию прямо противоположна первой: она стремится разбить твердыню мёртвого единства, дать везде свободу частным формам жизни, свободу каждого лица и его деятельности. Под её влиянием отдельные элементы человечества, становясь исходными точками жизни, действуют исключительно для себя, а всё общее теряет значение в реальном существовании бытия. Множественных обособленных единиц бытия без всякой внутренней связи, эгоизм и анархия – вот разрушительные, а не созидательные действия этой силы. Если бы она получила исключительное преобладание, то человечество распалось бы на свои основные стихии, жизненная связь прервалась бы и история закончилась бы войной всех против всех и, в конце концов, завершилась бы самоистреблением человечества.

– Выходит дело, – продолжил Сергей, – без каких-либо ограничений обе силы имеют сугубо отрицательный, исключительный характер: первая исключает свободное множество частных форм и личных элементов, вторая же противодействует единству и верховному началу человеческого бытия. Ограничения и непротиворечивое сочетание первой и второй сил в какой-то степени может обеспечить государство, ведомое благочестивым и просвещённым правителем. И чем удачнее сочетаются эти силы, тем сильнее и крепче государство и тем выше благосостояние его граждан. Для такого удачного сочетания, чтобы человечество развивалось, по мнению Владимира Соловьёва, необходимо действие третьей силы, которая наполняет положительным содержанием обе первые силы. Какова же эта спасительная сила?

– Третьей силой, обеспечивающей положительное содержание и безусловное развитие человечества, может быть только откровение высшего божественного мира. А  народ, способный в полной мере проявить эту силу, должен быть всего лишь посредником между человечеством и божественным миром. И от такого народа – носителя божественной силы – требуется свобода от всяких ограничений и односторонности и в то же время возвышение над узкими индивидуальными интересами; требуется, чтобы он не утверждал себя с исключительной энергией; требуется искренняя вера в действительность высшего мира и покорное к нему отношение. 

– А разве есть такой народ, который удовлетворял бы таким возвышенным и почти неземным требованиям? – прервал рассказ Сергей.

– По глубокому убеждению Соловьёва, названные человеческие свойства принадлежат племенному характеру Славянства и, в особенности, национальному характеру русского народа. В результате беспристрастного, тщательного анализа длительной истории развития разных народов разных времён он пришёл к единственному выводу: исторические условия не позволяют нам искать другого носителя третьей силы вне Славянства и его главного представителя – русского народа. Ибо все остальные исторические народы находятся под преобладающей властью одной из первых двух исключительных сил: восточные народы под властью первой, а западные – под властью второй силы. Только Славянство и прежде всего Россия осталась свободной от этих двух потенций и, следовательно, может стать историческим проводником божественной силы. Другого не дано: или конец истории, или неизбежное проявление третьей спасительной силы, единственным носителем которой может быть только Славянство и народ русский. 

– Не будет ли препятствием и помехой в достижении такой благородной цели вымышленныйобраз раба нашего многострадального народа и жалкое, незавидное, экономическое положение России? – с некоторым сомнением и неуверенностью сформулировал свой вопрос Сергей.

– Каким бы не был образ нашего народа, создаваемый внешними «доброжелателями» и внутренними врагами, и каким бы не было реальное положение России, ясно одно – всё это не может служить возражением против истинного призвания русского народа. Ибо та высшая сила, которую народ должен провести в человечество, есть сила не от мира сего, и внешний образ и внутренний порядок относительно её не имеют никакого значения. Великое призвание России по своей сущности религиозное в высшем смысле этого слова. Когда воля и разум людей вступят в действительное общение с вечно и истинно существующим, тогда в полной мере проявится настоящая ценность всех частных форм и элементов жизни, и все они станут взаимно дополняющими внутренними органами единого живого организма. Их непримиримые противоречия и вражда, основанные на исключительности самоутверждения каждого, исчезнут, как только все вместе подчинятся одному общему и возвышенному началу.

– По-видимому, такое благодатное время для России ещё не наступило? И наступит ли оно? – с некоторым сомнением спросил Сергей.

– Когда наступит час исторического призвания России, никто не может сказать определённо и точно, но всё показывает и всё предвещает, что этот час совсем близок. Могущественным толчком для пробуждения сознания русского народа послужит готовящаяся великая борьба – об этом говорил Владимир Соловьёв незадолго до предстоящих переворотов и потрясений в России. И чем быстрее каждый человек осознает, что вместо образа и подобия Божия он продолжает носить образ и подобие обезьяны, тем быстрее он свободно и разумно уверует в высшую действительность. Ибо отрицание низшего собственного содержания означает утверждение высшего, в котором заключается истинное Божество…

Время пролетело незаметно. И наши собеседники, увлечённые философской беседой, не заметили, что был уже двенадцатый час. Они оба были рады, что в свободной, непринуждённой обстановке смогли обсудить интересные вопросы, которые ускользали от университетских преподавателей, по своей иль чужой воле веривших в то, что, кроме материального бытия в различных его видах и формах, вообще ничего не существует…

Этот разговор между юными аспирантами состоялся в начале семидесятых годов прошлого века, когда о скором падении партийного единовластия мало кто думал и тем более осмеливался открыто высказывать свои суждения, но уже были смелые и благомыслящие люди, которые рискуя свободой,стремились поведать народу правду жизни, какой бы она горькой не была.

Библиографические ссылки 

Карпенков С.Х. Стратегия спасения. Из бездны большевизма к великой 

России. М.: ООО «Традиция», 2018. – 416 с.

Карпенков С.Х. Незабытое прошлое. М.: Директ-Медиа, 2015. – 483 с.     

Карпенков С.Х. Воробьёвы кручи. М.: Директ-Медиа, 2015. – 443 с.

Карпенков С.Х. Экология: учебник  в 2-х кн. Кн. 1 – 431 с. Кн. 2 – 521 с. М.: Директ-Медиа, 2017.

Карпенков Степан Харланович

 

                                                                                         

 

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован