Эксклюзив
18 января 2016
6928

Критическая заметка на книгу "Евразия и России" Подберезкина А.И., Боришполец К.П. и Подберезкиной О.А.

Я считаю, что цитата и карта-иллюстрация о «территориальные претензии Китая» в книге «Евразия и Россия» на с. 168 являются нереальными.

         По поводу цитаты «Территориальные претензии Пекина, утечки о которых то и дело появляются не случайно в КНР, не могут остаться без внимания у стран, граничащих с КНР, – Японии, Вьетнама, России, КНДР, Киргизии, Казахстана и др.», надо вспомнить, чтобы завоевать спокойную пограничную обстановку для своего экономического развития и безопасный тыл для борьбы с США и их союзниками на восточном и юго-восточном направлениях, в 1990-х гг. и первом десятилетии XXI в. КНР активно устроила переговоры о спорных границах с соседями из бывшего СССР и полностью уточнил свои границы с этими странами – с Казахстаном подписали последние договоры об определении границы в 1999 г. и завершили демаркации границы в 2002 г., с Киргизией в 2000 г. и 2003 г., с Российской Федерацией в 2004 г. и 2008 г., с Таджикистаном в 2002 г. и 2011 г. То есть Китай с этими странами уже больше не имеет территориальных споров или неопределенных границ. И стоит отметить, в 2012 г. китайские, российские и монгольские дипломаты из МИДов трех стран на совещании в Москве заявили, что «Между Китаем, Россией и Монголией не существуют нерешенных политических и исторических проблем». Поэтому, рассуждение о территориальных претензиях Пекина к своим постсоветским соседям, особенно к России, не имеет фактических доказательств.

         Что касается КНДР, стоит отметить, что между Пекином и Пхеньяном действует договор о военном альянсе, у двух стран так называемая «дружба по гробовой доски», КНР своими солдатами защищала КНДР в Корейской войне. Мало вероятно, что теперь она наоборот, требует северокорейскую землю. Более того, по договорам в 1962 г. КНР отдал КНДР около 1,2 тысячи квадратных километров своих территорий, которые корейцы долго требовали, в том числе 54,5% из территорий знаменитого кратерного озера Тяньчи (кор. Чхонджи) и часть гор Чанбайшань (кор. Пэктусан), которые для маньчжуров и северо-восточных китайцев святыми. Поэтому слова «территориальные претензии Китая к КНДР» по моему мнению тоже вступает в противоречие с реальностью.

         Теперь в списке стран в цитате остались Япония и Вьетнам. Действительно, Китай (и КНР, и Тайвань) имеет территориальные споры с Японией на Восточно-Китайском море (об о-вах Дяоюйдао (яп. Сенкаку), и с Вьетнамом (об о-вах Спратли и Парасельских) на Южно-Китайском море. Если автор цитаты имел в виду данную ситуацию, то хочу сказать, между этими странами на Южно-Китайском и Восточно-Китайском морях очень сложные споры, особенно на Южно-Китайском море, там 7 сторон заявляют свои суверенитеты в этом спорном регионе и нередко бывает, как 4 стороны спорят за один остров. Поэтому если справедливо говоря, там ситуация не односторонняя «территориальная претензия» одной страны к другим. Когда у Китая есть претензии к островам, которые под контролем Вьетнама, одновременно у Вьетнама больше претензий к островам, которыми владеют КНР и Тайвань. В мировом обществе большинство стран занимают нейтральными позициями к этим спорам, и думаю в нашем научной исследовании также должно соблюдать нейтральность, а не надо односторонне считать эти спорые острова исконными вьетнамскими или японскими территориями, особенно при таком фоне, когда раньше на советских атласах отмечали те острова на Южно-Китайском море китайскими, а у Японии до сих пор неизменная претензия к Южным Курильским островам Российской Федерации и считает их своими на японской карте. Стоит еще раз подчеркнуть, что у Китая нет территориальных претензий к России, а у Японии реально есть. Поэтому как я считаю, не стоит специально стоять на позициях вьетнамцев и особенно японцев об этих спорных территориях ради противодействия китайцам в других сферах.

 

         Перейдем к карте-иллюстрации «Эти земли соседних государств Китай уже видит своими». Сразу могу сказать, что эта карта фантастическая, и она в Китае не существует, поскольку картирование на этой картине точно не по-китайски, например:

1.      Южный Тибет, который находится под контролем Индии, а Пекин заявляет своим и отмечает на картах китайской территорией, на этой иллюстрации не является ни территорией нынешнего Китая, ни «будущей землей Китая глазами китайцев». Одновременно, Пекин фактически контролирует Аксайчин, и также отмечает его своим на китайских картах, а автор этой карты следует за позицией индийцев, выделил Аксайчин из территории сегодняшнего Китая, это явно не по китайскому менталитету.

2.      На всех китайских картах обязательно отмечать Тайвань и острова на Южно-Китайском море территориями КНР, а то это является серьезной политической ошибкой в Китае. Но на этой иллюстрации Южно-Китайское море не показано, а Тайвань так же, не является территорией ни нынешнего Китая, ни «будущего Китая».

3.      Земли, например западный Памир до реки Пянджа (т.е. большинство территории современного Нагорно-Бадахшана Республики Таджикистана) и «Нанькань и Цзянсиньпо» (кит. 南坎和江心坡, т. е. самая северная часть современной Мьянмы), которые КНР никогда не требовала после своего образования, а одновременно Китайская Республика (Тайвань) имела претензии и отметили их своими на тайваньских картах. Если бы автор иллюстрации хорошо ознакомлялся бы с реальными китайскими территориальными претензиями, то на этой карте должны бы отмечать их вместе с Южным Тибетом «своими землями в глазах китайцев», но очевидно, что автор данной иллюстрации не осознает эти реальные исторические факты.

4.      Северная Корея и Вьетнам являются «будущими территориями Китая» на этой иллюстрации, я считаю, что это тоже нереально. В старине Корея и Вьетнам были частями Великокитайской цивилизации, были вассалами Китая, но китайские императоры гарантировали их самоуправление. К тому же, в 1369 г. китайский император Чжу Юаньчжан специально указал своим потомкам о тех «странах, которые нельзя завоевать» (кит. 不征之国), в том числе Корея и Вьетнам. С тех пор почти 600 лет Китай не имел желание трогать Корею и Вьетнам, когда эти две страны были его вассалами. А теперь в современном международном обществе между Кореей, Вьетнамом и Китаем равноправные и независимые межгосударственные отношения, уже более невероятно, что в сегодняшние дни Китай хочет аннексировать своих соседей.

         Что касается КНДР, как я упомянул выше, между Пекином и Пхеньяном действует военный альянс. Для КНР Северная Корея как буферная зона от угрозы США и их союзников, это одна из главных причин, почему КНР решила участвовать в Корейской войне осенью 1950 г. и своими солдатами защищала КНДР, когда она находилась на грани краха. Если Китай будет аннексировать Северную Корею, тогда такой буферной зоны уже не будет, у Пекина будут прямые конфликты с американцами и южнокорейцами на 38-й параллели, а такую ситуацию Пекин явно не хочет.

         Поэтому, рисование КНДР и Вьетнама на этой карте как «будущие свои земли в глазах китайцев» явно не связано с реальностью.

5.      И последнее, самое чувствительное для русскоговорящих людей, по поводу «экспансии Китая» в Центральную Азию, Сибирь и на Дальний Восток России, как нарисовано на этой иллюстрации – я считаю, что автор иллюстрации так нарисовал границу «будущего Китая» на российской и центральноазиатской территориях, поскольку получил вдохновение из исторической карты о Цинской империи до 1840 г. Но не разумно, что северная граница «будущего Китая» очень глубоко пронизала в Сибирь, много севернее исторической границы Цинской империи, несмотря на ограничение географических условий и рельефа местности. Очевидно, что такие границы не является серьезными. Тем более, как я подчеркнул в начале текста, Китай вместе с Россией и странами Центральной Азии полностью решили территориальные проблемы, между Китаем и Россией уже не существуют нерешенных политических и исторических проблем, а такое картирование на этой иллюстрации точно не связано с реальностью.

         Из всего сказанного выше, я считаю, что в реальном мире у Китая нет такого огромного и страшного плана завоевания территорий из рук своих соседей, как упомянули в этих цитате и иллюстрации, использованные на с. 168. Таких желания и плана у Пекина нет, тем более нет объективной возможности реализовать. Насчет «китайской угрозы» для России, как я подчеркивал, уже нет проблем между Россией и Китаем о территориях, нет нерешенных политических и исторических проблем. Что касается «китайской демографической экспансии» и других сторон «китайской угрозы» думаю стоит прочитать научные труды российских китаеведов во главе с А.В. Лукиным об этих темах. Тем более теперь мы увидели своими глазами, в течении последних лет, особенно после Украинского кризиса, теперь между Россией и Китаем какие дружественные отношения и тесные сотрудничества, Китай товарищ и партнер для России, а не соперник или даже угроза.

         Поэтому, я считаю, что цитата и карта-иллюстрация о «территориальные претензии Китая» в книге «Евразия и Россия» на с. 168 являются неверными, верить не надо, и не должно использоватьсяся как серьезные научные материалы.

Фань Сюэсун, аспирант МГИМО (У) МИД РФ

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован