22 декабря 2004
3815

Карпенко: `Будущему образованию - технологию будущего`

`Когда приходит время, плоды с деревьев падают все вместе`. В полной мере эта народная мудрость касается попыток перестройки современного отечественного образования. Действительно, как спелые плоды посыпались после принятия `Закона об образовании` многочисленные проекты и концепции его реформирования. Легализированные в главном для педагогов законе демократические идеи стимулировали всплеск активности общественности, взбудоражили общественное мнение страны. Потребность в перестройке нашего образования ощутили не только `вверху`, но и `внизу`. Конечно, до революционной ситуации в российской школе еще далеко (ведь живем же; как? - это уже другой вопрос), но только ленивый сегодня не высказывается, какой должна быть образовательная система нашей страны.
Но у весеннего этапа реформы образовательной системы образца 1998 года есть свои отличительные особенности. Наконец-то, проходит эйфория от осознания необходимости и возможности перестройки российской школы. Более того, организаторы отечественного образования уже `переболели` идеей о том, что все его проблемы сводятся исключительно к экономическим. Растет понимание того, что приобщение к мировому образовательному пространству - это не есть его `долларизация`. Иначе, почему в странах с несоизмеримо большими, чем в России финансовыми возможностями (Англии, Германии, США, Франции, Японии и т.д.) проявляется не меньшая массовая неудовлетворенность состоянием образования с выдвижением многочисленных альтернативных проектов?
Действительно, без решения проблемы финансирования говорить о реформе отечественной школы не имеет смыла. В этой связи, выскажем лишь одну, далеко не оригинальную мысль: `Иждивенчества при получении образования быть не должно!` (Речь не идет о его начальной ступени.) Обучающийся должен осознавать (когда он становится на это способен!) не только моральную ответственность перед государством за усилия общества по оплате значительной части обучения студента, но и материальную. Ибо, человек, который уже за `что-то` заплатил, навряд ли легковесно с этим `что-то` расстанется. Именно эта логика (а не финансовые проблемы) заставляет отказываться от идеи полного бесплатного образования ряд высокоразвитых стран мира. Как видим, вопрос здесь не столько экономический, сколько нравственный. Хотя с нравственностью в нашем образовании по причине его бедности (надеемся, до недалекого будущего) придется повременить.
Другой особенностью нового этапа в реформировании отечественного образования является распространение в массовом сознании довольно продуктивных идей об его содержании. Таковые, как правило, сводятся к популистским, на первый взгляд, лозунгам демократии и свободы, пополнивших современный словарный запас педагога понятиями `демократизм`, `автономность`, `плюрализм`, `право выбора` и т.д. Эти понятия уже не плод народного воображения, они упоминаются в основном для школы законодательном акте страны - `Законе об образовании`.
Эти лозунги не новы. Но факт их законодательного закрепления есть большое достижение. Чтобы они не остались демагогически-идеологическими призывами, необходимо ответить на непростые вопросы: как их реализовать?; как реально воплотить в жизнь демократические абстракции в обучении (например, далеко не всем понятную идею `академической свободы`)? Иными словами, речь идет о механизме - технологическом обеспечении реформируемого образования как средстве возрождения его былого приоритета в мировой школе (как бы это кощунственно в современной экономической ситуации это не звучало).
Дело в том, что идеи построения новой образовательной технологии уже не только витают в умах педагогов, но и начинают реализовываться в мировой практике. Так вот, чтобы очередной раз не оказаться на задворках мирового образовательного пространства, об этом нужно подумать сейчас. Ссылки на нашу природную нерасторопность, типа `пока гром не грянет ...` или `пока петух не клюнет ...`, могут привести в ближайшие десятилетия к катастрофе на государственном уровне - `растущие мозги` уедут учиться заграницу (а при возможности, там и оставаться). Такая перспектива уже сейчас для молодежи более чем заманчива и престижна, а дети и внуки сильных от мира сего уже сейчас удивляют Гарвард, Париж, Оксфорд и Сорбонну не образовательными, а финансовыми способностями своих родителей. Это может, в конечном счете, обернуться тем, что вслед за рабоче-крестьянской российской армией, рабоче-крестьянским станет и российское образование.
Да, мы ни в коей мере не должны ставить нашей образовательной сфере `железный занавес` от достижений человеческой цивилизации (как это уже было в нашей истории). Но в мировом образовательном пространстве мы должны ощущать себя не динозаврами от образования XXI века, а равноправными партнерами со школами самого высокого не только содержательного, но и технологического уровня. Любые ссылки на технологическую бедность современной отечественной школы грядущее поколение нам не простит.
Сама идея постоянного совершенствования технологии обучения является одной из ключевых в его эволюции. В истории педагогической мысли прогрессивное изменение технологий образования тесным образом связано с развитием демократии, нашедшей свое воплощение в индивидуальности, плюрализме и вариативности обучения, праве выбора ученика. Напомним, что утверждение первых обучающих систем произошло с возможностью древнего народа спорить и доказывать, правом человека выбирать, т.е. утверждением античной демократии. Эта историческая ссылка как никогда актуальна сейчас и для современной России имеет принципиальное значение: будет свободной образование - будет свободная страна!
Главной особенностью обучения в античном мире были его демократизм и индивидуальность. Коэффициент передачи знаний (отношение количества учеников к количеству учителей) при индивидуально-контактной системе колебался от одного до пяти. Наиболее популярный в этот период педагогический метод Сократа (майевтика - приведение собеседника в противоречие с самим собой), которую можно условно назвать одной из первых педагогических технологий, не позволял общение с большим количеством учеников. Последователь Сократа - Платон образовал Академию, просуществовавшую более тысячи лет, и продолжил педагогические традиции учителя. По этому же технологическому пути пошли Аристотель - основатель перипатетической школы, и целая плеяда великих мыслителей античного мира.
Альтернативой демократизму и индивидуальности обучения в античности можно признать спартанскую систему. Но справедливости ради, подчеркнем ее высокую боевую и в тоже время низкую интеллектуальную продуктивность: Спарта (как государственная `машина для войны`), в отличие от других древнегреческих полисов, не произвела на свет ни одного известного мыслителя или ученого. `Замкнутое образовательное пространство` античной Спарты проиграло не только интеллектуальное, но и, как следствие, политическое и экономическое соперничество в Древней Греции.
Возрастающая потребность средневекового общества в образованных людях и их открытиях в различных сферах жизнедеятельности человека поставили вопрос о повышении количественной продуктивности обучения. Развиваемые в средневековье педагогические средства (открытие в XII веке университетов, издание в 1445 г. Иоганом Гутенбергом первой книги, формирование экспериментальных методов исследования и т.д.) стимулировали изменение античных представлений на содержание процесса обучения.
Альтернативой новой педагогической мысли выступал все тот же классический образец, который помог родиться целому семейству `титанов человеческой мысли`. В качестве примеров технологических форм индивидуального обучения позднего средневековья можно отнести творческие лаборатории итальянского Возрождения, давшие миру великих Леонардо да Винчи, Микеланджело и Рафаэля.
Тем не менее, утверждающаяся новая модель в обучении представила миру феноменальные для того периода результаты своей правомерности. Например, Рене Декарт (как и многие его последователи и оппоненты) закончил образцовую для данного периода иезуитскую школу с делением детей на классы по половым признакам. В таких школах применялся новый - `книжно-фронтальный` метод обучения, при котором занятия в аудиториях проводились по специально написанным учебникам, а учитель одновременно обучал множество учеников. В качестве основных дидактических методов в университетах утверждаются лекции, семинары, коллоквиумы и т.д. Коэффициент передачи знаний увеличился на порядок и стал равняться 20-50 учащимся на одного преподавателя.
Новая педагогическая модель потребовала существенной перестройки образовательной технологии, ибо классно-урочная система предполагала жесткую регламентацию (расписание, распорядок дня, обязательный контроль и т.д.) с вытекающими отсюда последствиями: потерю индивидуальных подходов к образованию и его вариативности, игнорированию творческих потенций и личностных интересов учащихся, их индивидуальных способностей.
Таким образом, с утверждением `книжно-фронтальной` педагогической модели на многие века (вплоть до наших дней) индивидуально-вариативный подход в обучении был утерян. Взамен было приобретено редкое, на порядок, увеличение его производительности и продуктивности. Но не оставлялись идеи вернуться назад к индивидуальным классическим педагогическим методам и творческим подходам. Как правило, такие формы обучения могли себе позволить лишь семьи состоятельных людей или коронованных особ. В массовом масштабе эти попытки заранее были обречены на неудачу. Причины тому очевидны: низкая производительность индивидуальных форм обучения и ограниченность бюджета времени.
В результате сложился устойчивый стереотип, согласно которому в современной педагогической практике следует употреблять средства обучения, дающие возможность усваивать большой учебный материал в ограниченное время. Попытки реализации в процессе обучения творческих технологий предстают единичными образцами, далекими от массового внедрения.
Неудовлетворенность таким положением породило в уходящем веке множество альтернативных концепций обучения, основанных на довольно глубоких теоретических и прикладных исследованиях. В качестве примеров таковых можно привести противопоставления развивающей, ассоциативно-рефлекторной и деятельностной теорий учения, моделей `школ-фабрик` и `школ-семей`, гуманистически и бихевиористски ориентированных подходов к обучению и т.д.
Что мы можем сегодня противопоставить средневековой `классно-урочной` или `фронтальной` педагогической модели? Как оптимизировать процесс обучения без потери высокой продуктивности?
На наш взгляд, наиболее конструктивной альтернативой создавшемуся положению будет возврат к классической -индивидуально-контактной системе обучения, но уже с новым качеством. Для ее становления есть существенные основания.
Во-первых, постиндустриальное общество требует резкого возрастания массовости образования и повышения его уровня в ввиду значительного увеличения доли интеллектуального труда и возросших требований к массовому потребителю (состав и характеристики многих жизненно необходимых товаров и продуктов таковы, что современный потребитель должен быть образованным человеком хотя бы для понимания инструкций по их применению).
Во-вторых, утверждение гуманистического мировоззрения объективно проявляется во всех сферах жизни человека, в том числе гуманистически ориентированных подходах и средствах обучения, которые в конце II - начале III тысячелетий становятся господствующими.
Каковы основные его требования к организации процесса обучения? Это: комплексирование методических процедур: объяснения, понимания, проектирования, рефлексии и т.д.; индивидуализация и интеллектуализация приемов и способов обучения; гуманизация передаваемого знания, придание ему человеческого измерения - соотнесение с интересами и идеалами личности и общества; творческое восприятие и репродукция учебного материала; диалогичность, коммуникативность и активность применяемых дидактических средств; формирование высокой познавательной способности обучаемых (т.е. овладения навыком познания).
Организационная сторона гуманистической модели обучения может быть сведена к следующим нормам: создание различных вариантов в уровнях продвинутости предлагаемых для освоения знаний и навыков, возможность их выбора; согласование с обучаемыми объема, содержания и динамики учебной работы; использование гибких средств программированного обучения; сочетание индивидуальных и групповых форм занятий; реализация методов проблемного изучения материала и т.д. Само собой разумеется, что реализация данных требований возможна только в индивидуально-вариативной форме.
В-третьих, объективно осуществлен прорыв в коммуникационных технологиях, позволяющих вернуться к индивидуальным методам обучения на вариативной основе. Современные средства информатики и телекоммуникации уже сегодня позволяют учащимся осуществлять выбор степени сложности каждого из изучаемых предметов, а также их совокупности в соответствии со своими жизненными интересами, планами и профессиональными перспективами. В итоге, на базе современной технологии мы можем в принципе отказаться от классно-урочной системы обучения.
Данные основания позволяют изменить прошлые стереотипы в образовании. В качестве базиса этого процесса могут рассматриваться системы индивидуального учебного планирования, аттестации, академической мобильности и виртуально-тренинговая система обучения, применяемые в Современном гуманитарном университете. Каждое из обозначенных направлений реализует специфические функции.
Система индивидуального учебного планирования предусматривает составление нормального, ускоренного или замедленного вариантов индивидуального учебного плана для каждого обучающегося, различающихся как по содержанию, так и по темпу обучения. Решение о максимизации или минимизации содержания учебного процесса, интенсивности обучения принимает сам студент. При этом учебные дисциплины, предлагаемые для изучения, делятся на три группы: обязательные, вариативные и дополнительные. Перед каждым семестром индивидуальный учебный план может быть скорректирован по инициативе ученика.
Система аттестации обучающихся разделяется на текущую и итоговую. Обучающийся допускается к текущей аттестации по учебной дисциплине после того, как ему будут зачтены все включенные в нормокомплект этапы и результаты обучения - домашние задания, тесты по модулям, курсовые работы и др. Учет прохождения каждым обучающимся в СГУ всех учебных процедур и этапов контроля знаний осуществляется оригинальной компьютерной системой `Луч`. Обучающийся допускается к итоговой аттестации после того, как проведена текущая аттестация по всем дисциплинам учебного плана и практикам.
Академическая мобильность обучающихся реализуется разнообразными связями СГУ с образовательными союзами, ассоциациями и договорами с зарубежными и российскими университетами и образовательными центрами. Вместе с тем, студентам предлагается участие в разнообразных дополнительных учебных программах. В процессе основного обучения студенты могут получить среднее профессиональное образование и соответствующие дипломы по ряду специальностей экономического, юридического, лингвистического и других направлений. Обучающиеся могут принять участие в летних школах и дополнительных курсах, проводимых в России зарубежными университетами. По результатам обучения выдаются именные сертификаты. Такие же школы и курсы организуются университетом за рубежом в различных странах.
Студенты могут полностью или частично получать образование на английском и других иностранных языках, а также участвовать в `близнецовых программах` как на территории России, так и за рубежом. По договорам с зарубежными и российскими университетами обучающиеся могут защитить свою квалификационную работу не только в учебных структурах СГУ, но и в других вузах и получить их дипломы (в т.ч. престижных государственных вузов). Выпускники университета, получившие дипломы бакалавров, могут продолжить обучение и получить квалификацию специалиста или магистра с дипломами отечественных и зарубежных вузов. Поскольку СГУ имеет британскую аккредитацию, все выпускники при выполнении определенных условий получают именной сертификат от Британского национального аккредитационного центра, устанавливающий их высшее образование.
Виртуально-тренинговая система обучения сводится к индивидуальному выбору студентом виртуального режима работы с учебным продуктом, его изучение и закрепление в индивидуальных и групповых тренинговых формах. Обучение строится на основе виртуально-треннинговой технологии `Корона`, которая имеет целью дать обучающемуся в кратчайшие сроки заранее определенный объем знаний и выработать у него профессиональные умения - алгоритмы действий.
Технология `Корона` обеспечивает: создание учащемуся специальной учебной среды не только в кампусе и учебных помещениях, но и в месте его проживания; широкое использование обзорного обучения, создающего целостную картину изучаемой области знания и деятельности; регулярное применение глоссарного и алгоритмического обучения, предполагающих системное заучивание понятий, входящих в профессиональные словари, а также фактов и алгоритмов профессиональных умений; погружение в сферу развивающегося обучения, тренирующего учащегося в самостоятельном поиске информации, творческом ее осмыслении и самостоятельных действиях в изменяющихся условиях.
Технология построена по модульному принципу, предполагающему разделение каждой учебной дисциплины на модули (юниты), каждый из которых рассчитан на изучение в течение примерно 45 академических часов (по 40 минут). В зависимости от содержания учебной дисциплины применяются различные средства обучения. Их сочетание для каждой юниты составляют определенный нормокомплект, определяемый методическими требованиями.
Используются следующие средства обучения: рабочий учебник (гипертекст) по модулю, включающий методические материалы, глоссарий, научный обзор учебного материала, перечень умений и упражнения по их алгоритмическому заучиванию; видео- и аудиолекции, мобильные настенные учебные материалы корридорного и кабинетного типа; обучающие компьютерные программы в виде супертьюторов (тренирующих программ), профтьюторов (учебных материалов, построенных на профессиональных программах), комплеев (компьютерных игр с роботом и сетевых), применяемые как в семинарском варианте для группы обучающих, так и в виртуальной библиотеке для самостоятельного обучения; активные семинары в виде игровых форм, имитирующих профессиональные ситуации и предполагающих активное предъявление и использование знаний и умений каждым обучающимся; интерактивное телевидение, связывающее через спутники или оптоволоконные кабельные сети множество университетских центров и позволяющее объединить их лучший профессорский состав в единой сетке вещания с обратной связью; практики, в том числе и международные, знакомящие обучающихся с профессиональной деятельностью и развивающие их творческий потенциал; стандартные тесты по каждому учебному модулю; компьютерные мастер-тесты по учебной дисциплине или ее части, устанавливающие знание обучающихся каждой дидактической единицы или агрегата, дающие обучающемуся и преподавателям полную картину его знаний в данной области.
Занятия по каждой юните (модулю), как правило, организуются в такой последовательности: 1) глоссарное обучение; 2) обзорное обучение; 3) алгоритмическое усвоение умений); 4) развивающий тренинг; 5) контроль знаний.
В зависимости от жизненных обстоятельств и потребностей обучающегося виртуально-тренинговое обучение может проводиться в различных модификациях, предусматривающих различные сочетания кампусного (контактного, аудиторного) и экстерного (домашнего) обучения. Эти сочетания могут быть подобраны так, чтобы соответствовать традиционным формам очного дневного и вечернего, заочного и самостоятельного образования. Возможно иное сочетание различных модификаций (например, при большом количестве дополнительных учебных дисциплин, при резком ускоренном или замедленном обучении, когда некоторые дисциплины изучаются в кампусном, а другие в экстерновом режимах).
Такие возможности придают системе обучения демократический характер, гибкость и мобильность, достаточные для учета всевозможных интересов обучающихся, сохраняя при этом высокие качество образования и требовательность к студентам.
Являясь официальным участником проводимого Министерством образования РФ эксперимента по развитию эффективных дистанционных методов образования, Современный гуманитарный университет развивает описанную выше технологию. Ее реализацией, на наш взгляд, образование обретет не только так необходимую сегодня нашей стране продуктивность и качество отечественной школы, но и демократический характер.
Оппонентов описанному подходу к обучению может оказаться более чем достаточно. Ибо вопросы встают очень серьезные: о соотношении демократии и учебной дисциплины в образовании (которые невозможны одно без другого: прав без обязанностей не бывает); о преемственности в развитии российской школы и ее оригинальности; о внедрении в мировое образовательное пространство; об автономии сферы образования; о финансовых возможностях реформы отечественной школы и т.д. Их решение - это наша ближайшая жизненная перспектива. Выражу уверенность в том, что эта перспектива для российского образования в отличие от предыдущего десятилетия окажется более плодоносной. Главное, чтобы плоды они падали на благодатную почву.

М.П.Карпенко
В.Н.Помогайбинhttp://nvolgatrade.ru/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован