Эксперт ЦВПИ МГИМО: Истоки государственности КНР

Государства, тем более такие обширные и проблемные, как СССР и КНР, возникли не по щелчку, не в день их официального провозглашения, – этим торжественным моментам предшествовали периоды подготовительной, черновой работы, периоды проб и ошибок, споров и раздумий.

Статья написана под впечатлением от когда-то прочитанной книги советского военного разведчика, журналиста, дипломата, известного нам под именем Петра Парфёновича Владимирова, «Особый район Китая. 1942-1945», издательство Агентство печати Новости, Москва, 1973. При подготовке статьи использованы данные из книги «Очерк по истории Китайской Народной республики», НИИ современного Китая, издательства Жэньминь чубаньшэ и Дандай чжунго чубаньшэ, Пекин, 2012.

В новейшей истории становление государственности в разных странах складывалось по-разному.                                                                                                                                                           

Так, официальные даты существования Союза Советских социалистических республик (СССР) – 30 декабря 1922 года / 26 декабря 1991 года.

Формирование государственности СССР происходило практически «с колёс»; можно, конечно, зачесть сюда опыт Советов периода российской революции 1905-1907 годов и нескольких месяцев после Февральской революции до Октября, однако в основном практическая подготовка к официальному провозглашению Союза ССР пришлась на период с 7 ноября 1917 года до 30 декабря 1922 года, то есть на пять с небольшим лет революционной смены власти, ожесточённой гражданской войны и борьбы с иностранной интервенцией, антиправительственных мятежей, внутрипартийных распрей и сопутствовавших всем этим сложным военно-политическим процессам экономических трудностей на территории РСФСР и вошедшей в её состав 15 ноября 1922 года Дальневосточной республики, а также на территории существовавших на 30 декабря 1922 года советских республик Украины, Белоруссии и Закавказья – четырёх государств-учредителей Союза.

Официальное провозглашение КНР произошло гораздо позже, 1 октября 1949 года, в связи с чем современные китайские историки часто отмечают огромный опыт государственного строительства как очевидное преимущество СССР перед Китаем к моменту «освобождения» последнего. («Освобождение» – в современном китайском языке на материковом Китае именно это понятие нередко используется применительно к образованию КНР в смысле «освобождения от диктатуры Гоминьдана». – А.Ш.).

Однако государства, тем более такие обширные и проблемные, как СССР и КНР, возникли не по щелчку, не в день их официального провозглашения, – этим торжественным моментам предшествовали периоды подготовительной, черновой работы, периоды проб и ошибок, споров и раздумий. Но если, как уже отмечалось, «подготовительный период» перед провозглашением СССР был относительно коротким и крайне напряжённым, то «подготовительный период» перед провозглашением КНР оказался весьма длительным и в течение достаточно продолжительного времени сравнительно спокойным.

Без учёта участия китайских коммунистов в революционной борьбе в Китае после образования КПК в июле 1921 года и без учёта начального этапа первой полномасштабной гражданской войны КПК с Гоминьданом после гоминьдановского контрреволюционного переворота в апреле 1927 года в истории революционного движения в Китае и в истории Коммунистической партии Китая (КПК) имел место так называемый «формализованный подготовительный период» перед официальным провозглашением КНР, когда руководство КПК пыталось создавать подконтрольные китайским коммунистам государственные образования и отрабатывать в их границах модели соответствовавшего на тот момент их взглядам социально-экономического устройства.  Этот «формализованный подготовительный период» продолжался более 18 лет, с 7 ноября 1931 года, то есть с момента официального провозглашения Китайской Советской Республики, до 1 октября 1949 года, до торжеств на площади Тяньаньмэнь. В свою очередь в «формализованном подготовительном периоде» можно отдельно выделить так называемый «базовый подготовительный период» перед образованием КНР. 

«Базовый подготовительный период» связан в первую очередь с существованием «опорной революционной базы»-Особого района Шэньси-Ганьсу-Нинся-Пограничного района Шэньси-Ганьсу-Нинся, а «базовым» хочется именовать его потому, что именно в этот период сформировался прообраз модели государственного устройства будущей КНР.

20 октября 1935 года завершился «Великий поход» основных сил Китайской Красной армии, под давлением гоминьдановских войск 16 октября 1934 года покинувших обжитые районы Юго-Восточного Китая и, пройдя с непрерывными боями через труднопроходимые горные районы Юго-Западного и Западного Китая более 10 тысяч километров, достигших созданной ещё в январе 1934 года «опорной революционной базы» в труднодоступном районе Северо-Западного Китая на стыке провинций Шэньси-Ганьсу-Нинся. Ещё часть сил Китайской Красной армии достигла этого района в октябре-ноябре 1936 года. Там же, в центральном населённом пункте района – городке Яньань разместилось и Временное Центральное правительство Китайской Советской Республики. В последующем руководство КПК и костяк подконтрольных ему военных формирований базировались на территории этого района до марта 1947 года, когда после начала 26 июня 1946 года второй полномасштабной гражданской войны КПК с Гоминьданом гоминьдановские войска предприняли генеральное наступление на «Пограничный район Шэньси-Ганьсу-Нинся» и 19 марта 1947 года заняли Яньань. Иными словами, «базовый подготовительный период» перед образованием КПК, в течение которого в относительно мирных условиях отрабатывалась на практике модель будущего государственного и социально-экономического устройства Народного Китая, длился с 20 октября 1935 года до 19 марта 1947 года,  почти одиннадцать с половиной лет.

В  «базовый подготовительный период» китайские коммунисты имели возможность бОльшую часть времени относительно спокойно экспериментировать и как следует обдумывать то, что они хотят построить. Причём, эксперименты эти происходили не в масштабах необъятного Китая и не в условиях войн и потрясений (как это было в Советской России и в соседних с ней советских республиках), а в первую очередь на территории небольшого по площади (всего 130 тысяч кв.км.) «района Шэньси-Ганьсу-Нинся», практически изолированного в горах Северо-Западного Китая как от врагов, так и от друзей, и оказавшегося в распоряжении людей, которые на этой, данной им судьбой и историей «экспериментальной площадке» верный десяток лет без разрывов бомб и снарядов отрабатывали то, на чём по сию пору основывается политическая система китайского государства.

Отчётливо-формализованное формирование элементов новой китайской государственности, как её понимали руководители КПК, началось 7 ноября 1931 года, когда на территории Центрального советского района в восточной части провинции Цзянси и в западной части провинции Фуцзянь было сформировано признанное только СССР Временное Центральное правительство Китайской Советской Республики под председательством Мао Цзэдуна, местом пребывания которого стал городок Жуйцзинь в провинции Цзянси, а вооружёнными силами которого являлась Китайская рабоче-крестьянская Красная армия. Республика эмитировала свою валюту, имела флаг и герб.

К декабрю 1932 года, когда начался 4-й «карательный поход» Национально-революционной армии Китайской Республики против советских районов,  площадь Центрального советского района составляла 50-60 тысяч кв.км., население 4-5 млн.человек. Вместе с Центральным в составе Китайской Советской Республики насчитывалось шесть крупных советских районов, расположенных в труднодоступной местности и территориально не связанных друг с другом. Максимальная площадь Китайской Советской Республики в период её существования составляла примерно 400 с лишним тысяч кв.км. (по китайским данным), численность населения при этом составляла порядка 30 млн.человек.

После перебазирования в «район Шаньси-Ганьсу-Нинся» в октябре 1935 года Временное Центральное правительство Китайской Советской Республики стало именоваться Северо-Западное представительство Центрального Китайского Советского правительства.  К осени 1936 года «район Шэньси-Ганьсу-Нинся» остался единственным подконтрольным КПК крупным советским районом на территории Китая с центром в г. Яньань, провинция Шэньси.

С конца 1935 года Китайская Советская Республика, обосновавшаяся в «районе Шэньси-Ганьсу-Нинся», стала именоваться Китайская Советская Народная Республика, а с 25 августа 1936 года её стали именовать Китайская Советская Демократическая Республика.

6 сентября 1937 года слово «советская» окончательно исчезло из названия подконтрольного КПК территориального образования на стыке провинций Шэньси-Ганьсу-Нинся, а Северо-Западное представительство Центрального правительства  Китайской Советской Демократической Республики стало официально именоваться Правительство Особого района Шэньси-Ганьсу-Нинся Китайской Республики.

Таким образом 6 сентября 1937 года на подконтрольной КПК территории был завершён этап рабоче-крестьянской советской власти, официально длившийся с 7 ноября 1931 года, и начался этап формирования «демократической власти для отпора Японии».

Приспосабливаясь к новой политической реальности, китайские коммунисты между тем «в глубине души» сохраняли приверженность своим прежним «красным символам». Так, работающий в наше время за пределами материкового Китая историк КПК, автор антикоммунистических статей Сыма Лу вспоминает, что в октябре 1937 года, когда он прибыл в Северную Шэньси, в КПК не было и речи о 1-м июля как  официальной дате образования КПК, а днём создания своей партии китайские коммунисты тогда просто считали государственный праздник СССР – 7 ноября. По словам диссидента 7 ноября 1937 года их, слушателей молодёжной учебной группы, даже накормили мясом, а политкомиссар Лэ Шаохуа произнёс:»Товарищи, сегодня годовщина великой советской Октябрьской революции...»

Но на практике КПК в тот момент ради сохранения себя и в интересах антияпонской борьбы была вынуждена признать административно-территориальную подчинённость «района Шэньси-Ганьсу-Нинся»  гоминьдановскому Центральному национальному правительству Китайской Республики. Согласно постановлению №333 от 12 октября 1937 года Исполнительного Юаня Центрального национального правительства Китайской Республики Особый район Шэньси-Ганьсу-Нинся был определён как «район центрального подчинения Исполнительному Юаню», в его составе находились 23 уезда и 3 особых округа, площадь района составляла примерно 130 тысяч кв.км., население около 1,5 млн. человек. С января 1938 года Особый район Шэньси-Ганьсу-Нинся стал именоваться Пограничный район Шэньси-Ганьсу-Нинся.

В сентябре 1937 года находившиеся в подчинении бывшей Китайской Советской Республики основные силы Китайской рабоче-крестьянской Красной Армии были сведены в 8-ю армию Национально-революционной армии Китайской Республики для участия в боевых действиях против Японии. В октябре 1937 года ранее подчинённые Китайской Советской Республике части Китайской рабоче-крестьянской Красной Армии на территории бывших советских районов в восьми провинциях Южного Китая были сведены в Новую 4-ю армию Национально-революционной армии Китайской Республики и начали выдвижение на фронт борьбы с Японией в районах южнее Янцзы.

В отличие от Великой Октябрьской социалистической революции, носившей исключительно социально-классовый, «внутренний» характер, многолетняя китайская революция была прежде всего революцией национально-освободительной, направленной «вовне», на общенациональное освобождение китайского народа от полуколониальной иностранной зависимости и на борьбу с иностранной вооружённой агрессией. Поэтому социальная база китайской революции в большинстве случаев была намного шире, чем социальная база Октябрьской революции в России: от немногочисленного китайского пролетариата и огромных масс безземельных крестьян-арендаторов до мелкой и средней, а также части крупной национально ориентированной китайской буржуазии и даже национально ориентированных помещиков-шэньши.

В «Конституционной программе Китайской Советской Республики» в своё время были определены основные принципы реализации политической власти в советских районах в форме демократической диктатуры рабочих и крестьян. Основным содержанием демократической диктатуры рабочих и крестьян была «аграрная революция», модель осуществления которой безусловно заимствовалась у Советской России и сводилась к конфискации помещичьих земель, их распределению между крестьянами-арендаторами. Поражение Китайской Советской Республики в октябре 1934 года в результате «пятого карательного похода» гоминьдановских войск привело к сворачиванию «аграрной революции», а политическое сближение КПК и Гоминьдана на антияпонской основе в 1937 году ускорило отказ китайских коммунистов от политики конфискации помещичьих земель в подконтрольном им «районе Шэньси-Ганьсу-Нинся». Когда ещё существовала Китайская Советская Демократическая Республика, КПК 10 февраля 1937 года  в телеграмме пленуму ЦИК Гоминьдана заявила о прекращении конфискации помещичьих земель. А после начала полномасштабной китайско-японской войны 7 июля 1937 года  ЦК КПК в своём манифесте от 15 июля 1937 года, призвав Гоминьдан к сотрудничеству, снова заявил о прекращении проведения коммунистами политики принудительной конфискации помещичьих земель. Вместо конфискации КПК приняла решение оставить землю в собственности помещиков, но при этом снизить арендную плату и ссудный процент за пользование этой землёй, зафиксировав своё решение 25 августа 1937 года  в «Десяти программных положениях по отпору Японии во имя спасения родины». Как было записано в этом партийном документе, в период ведения войны сопротивления Японии от помещиков на подконтрольных коммунистам территориях требовалось снизить арендную плату за пользование крестьянами их землёй на 25%, а ссудный процент снизить таким образом, чтобы он не превышал 10-15% годовых.

Смягчение экономической политики КПК в подконтрольном ей «районе Шэньси-Ганьсу-Нинся» повлекло изменение политико-административной системы этого территориального образования. В апреле 1937 года Северо-Западное представительство Центрального правительства Китайской Советской Демократической Республики приняло решение о переходе от политики советизации к политике формирования национального единого фронта для отпора Японии и о созыве специального совещания по вопросу о преобразовании правительства советского района в демократическое правительство.

Со 2 по 14 мая 1937 года в Яньани проходила Всекитайская конференция представителей парторганизаций КПК, подтвердившая курс на создание «первого демократического района для отпора Японии» на территории «района Шэньси-Ганьсу-Нинся». В том же месяце состоялось совещание председателей уездных советских правительств «района Шэньси-Ганьсу-Нинся», на котором были приняты «Положения о выборах в районе Шэньси-Ганьсу-Нинся», «Основные положения о парламентских и административных органах района Шэньси-Ганьсу-Нинся», а также решение о проведении, начиная с июля 1937 года, демократических выборов правительств волостного, окружного и уездного уровня «района Шэньси-Ганьсу-Нинся».

Согласно «Положениям о выборах в районе Шэньси-Ганьсу-Нинся» право голоса для участия в прямых, равных,  тайных демократических выборах получали все, независимо от классовой и партийной принадлежности, вероисповедания, пола, национальности, за исключением лиц, запятнавших себя сотрудничеством с японскими агрессорами.

В «Указаниях в связи с проведением  демократических выборов в правительство Особого района», разосланных в парторгнизации КПК 12 ноября 1937 года, подчёркивалось, что цель этих выборов –  сформировать правительство, способное руководить Особым районом в войне сопротивления Японии, создать прецедент для активизиции всекитайского демократического движения и добиться перестройки Центрального правительства Китайской Республики для окончательной победы в войне сопротивления Японии. Выборы в представительские и административные органы на волостном, окружном и уездном уровнях «района Шэньси — Ганьсу -Нинся» состоялись в конце ноября 1937 года, в декабре 1937 года были избраны депутаты Парламента всего Особого района, которым предстояло сформировать его Правительство.

Весной 1938 года КПК предложила Гоминьдану создать орган, представляемый всеми партиями и группировками, всеми вооружёнными фомированиями и всеми общественными организациями, которые ведут борьбу с Японией. Такого рода орган должен был не только оказывать консультативную помощь Центральному национальному правительству Китайской Республики, но и обладать правом участия в процессе выработки внутренней и внешней политики Китая. Этот орган, Национально-политический совет Китая, был создан, в июле 1938 года в городе Ухане, провинция Хубэй состоялось его первое совещание, в котором участвовали и делегаты от КПК: Чэнь Шаоюй, Цинь Бансянь, Линь Боцюй, У Юйчжан, Дун Биу, Дэн Инчао. Совещание приняло Положение о создании консультативных советов в провинциях и городах Китая, согласно этому Положению Парламент Пограничного района Шэньси-Ганьсу-Нинся 25 ноября 1938 года был переименован в Консультативный совет Пограничного района Шэньси-Ганьсу-Нинся.

На первом совещании Консультативного совета (Парламента) Пограничного района Шэньси-Ганьсу-Нинся в январе-феврале 1939 года была утверждена «Программа административно-политических мероприятий в Пограничном районе Шэньси-Ганьсу-Нинся в период ведения войны сопротивления Японии», основой которой стали «три народных принципа революции»:

1) укрепление и расширение национального единого фронта для отпора Японии, объединение для этой цели народа, партий и группировок Пограничного района;

2) развитие на территории Пограничного района демократической политики, проведение демократических выборов, формирование на принципе демократического централизма политических органов,  активизация народного самоуправления;

3) установление права частной собственности с одной стороны и с другой стороны защита прав, возникших в связи с проведением ранее «аграрной революции» (то есть обеспечение баланса интересов помещиков и крестьян-арендаторов), развитие производств и промыслов для улучшения жизни населения Пограничного района.

Председателем Консультативного совета (Парламента) Пограничного района стал Гао Ган (он же секретарь Северо-Западного бюро ЦК КПК). Правительство Пограничного района возглавил Линь Боцюй. Председателем Суда высшей инстанции Пограничного района стал Лэй Цзинтянь.

Как отмечают современные китайские историки, система консультативных советов (парламентов) Пограничного района всех уровней, наделённых высшими властными  полномочиями по отношению к соответствующим правительствам Пограничного района всех уровней, фактически стала прообразом политической системы собраний народных представителей, позднее описанной Мао Цзэдуном в январе 1940 года в его работе «О новой демократии», где шла речь о переходе от классовой диктатуры рабочих и крестьян времён Китайской Советской Республики к общенациональной демократической диктатуре для отпора Японии.

Опыт организации парламентской системы Пограничного района используется в Китае до сих пор. Как и консультативные советы (парламенты) Пограничного района, современные собрания народных представителей (СНП) различных уровней в КНР по-прежнему являют собой законодательную власть: от высшего органа – Всекитайского Собрания народных представителей до собраний народных представителей волостей (посёлков).

Основным принципом парламентской деятельности в Пограничном районе являлись «политические консультации» в рамках единого национального общедемократического фронта. Система «политических консультаций» представителей разных классов и общественных групп существует в Китае до сих пор, правда, не на уровне законодательной власти, как в Пограничном районе, а выделенная в особую политическую систему органов Народного Политического Консультативного Совета Китая (НПКСК) всех уровней.

В марте 1940 года в проекте внутрипартийного указания для ЦК КПК под названием «Вопрос о власти в опорных базах для отпора Японии» Мао Цзэдун писал:»В период сопротивления Японии власть, которую мы устанавливаем, имеет характерные черты национального единого фронта». Именно в этот период Мао Цзэдун предложил принцип «трёх третей» при формировании государственных органов в республике национального единого фронта: треть – коммунисты, треть – прогрессивно настроенные беспартийные левых взглядов, треть – центристы.

Принцип «трёх третей» был одобрен на втором совещании Консультативного совета (Парламента)  Пограничного района Шэньси-Ганьсу-Нинся в ноябре 1941 года, на котором обсуждались предложенные ЦК КПК 1 мая 1941 года административно-политические мероприятия.  После избрания руководящего состава Консультативного совета (Парламента) Пограничного района второго созыва из 18 его членов 7 были коммунистами, что нарушало принцип «трёх третей». В связи с этим коммунист Сюй Тэли заявил о самоотводе, а его место занял беспартийный Бай Вэньхуань.

В современном Китае не придерживаются маоцзэдуновского принципа «трёх третей», однако по-прежнему сохраняется двольно широкое демократическое представительство во власти. Например, в 2018 году фактически были избраны 2956 делегатов (всего 2980 мест) для участия в работе ВСНП 13-го созыва, который длится с марта 2018 года до марта 2023 года в виде ежегодных сессий всекитайского «парламента». (В 2020 году очередная, третья мартовская сессия ВСНП 13-го созыва из-за пандемии была перенесена на май и сокращена до 7 дней, с 21 до 28 мая. – А.Ш.). Подавляющее большинство делегатов являются представителями правящей КПК – 2100 человек. Тем не менее,  значительное число – 856 человек приходится на представителей малых демократических партий Китая и на беспартийных. (Современные китайские диссиденты пренебрежительно называют такие официально разрешённые малые демократические партии материкового Китая «партиями цветочного горшка». Всего этих партий восемь: Революционный комитет Гоминьдана; Демократическая лига Китая; Ассоциация демократического национального строительства Китая; Ассоциация содействия развитию демократии Китая; Рабоче-крестьянская демократическая ратия Китая; Партия Чжигундан Китая; «Общество 3 сентября»; Лига демократической автономии Тайваня.– А.Ш.). Кроме того, в рабочем органе ВСНП – его Постоянном Комитете (ПК ВСНП) членов КПК 119 человек и 52 человека представляют те самые малые демократические партии, а также беспартийных. В руководящем органе самогО ПК ВСНП – совещании Председателя ПК ВСНП  коммунистов и представителей восьми малых демократических партий вообще почти поровну: восемь членов КПК против шести «демократов».

Демократические политические партии и политические группировки Специального административного района (САР) Сянган и САР Аомэнь официально в КНР не зарегистрированы, поэтому их представители участвуют в работе ВСНП в статусе бепартийных. Например, в ВСНП 13-го созыва для делегатов САР Сянган выделено 36 мест, фактически участвуют 16 делегатов; для делегатов САР Аомэнь выделено 12 мест, фактически участвуют 6 делегатов.

Что касается современного НПКСК, то в этом консультативном органе представлен Патриотический единый фронт китайского народа (Единый фронт), а также профсоюзные, женские, молодёжные и прочие общественные организации. В свою очередь в Единый фронт, возглавляемый КПК и непосредственно управляемый Отделом Единого фронта ЦК КПК, входят КПК, восемь малых демократических партий материкового Китая и Всекитайская федерации промышленности и торговли.

12 ноября 2006 года, выступая в Университете Торонто с лекцией «Сунь Ятсен и КПК», учёный и писатель, беглый антикоммунист-диссидент из КНР с литературным псевдонимом Синь Хаонянь (настоящее имя Гао Эрпинь) в разделе «Идеологический аспект» своей лекции со ссылкой на мемуары Чжан Готао – главного политического конкурента Мао Цзэдуна в КПК в период «Великого похода» заметил, что, пока Национально-революционная армия Китайской Республики вела кровопролитные сражения с японцами на фронтах войны сопротивления, Мао Цзэдун, «довольно потягивая красное вино в яньаньской пещере, с широкой улыбкой говорил: «Наконец-то эта проблема – Чан Кайши натолкнулась на японцев!»»Действительно, в тот период, когда на остальной территории Китая шли ожесточённые широкомасштабные бои между Национально-революционной армией Китая и японскими войсками, Мао Цзэдун полагал, что основное направление работы в фактически подконтрольном китайским коммунистам Пограничном районе отнюдь не военное, а экономическое. Так, 22 августа 1941 года он написал:»В Пограничном районе все направления работы важны: политическое, военное, экономическое, финансовое, уничтожение предателей, культура. Но, если нынешняя обстановка не изменится внезапно и серьёзно, экономическое строительство следует рассматривать как центральное направление всей этой работы. Когда у людей есть пища, одежда и кров, они активны, и дело спорится».

Делая приоритетной работу по развитию сельского хозяйства, животноводства, промышленности, кустарных промыслов, транспорта и торговли, Правительство Пограничного района действовало по принципу «учёта как общественных, так и частных интересов, интересов как армии, так и гражданского населения». Эти усилия способствовали прогрессу экономического строительства в Пограничном районе. Например, в 1936 году площадь пахотных земель в «районе Шэньси-Ганьсу-Нинся» составляла примерно 562 тысячи га, а в 1945 году – 1 миллион 14 тысяч га; в 1937 году производство зерна в Районе составляло примерно 835 тысяч 200 центнеров, а в 1945 году – более 1 миллиона 500 тысяч центнеров; в 1939 году поголовье коров, ослов и овец в Районе составляло 150 тысяч 892 головы, 124 тысячи 935 голов и 1 миллион 171 тысяча 366 голов соответственно,  а в 1944 году это соотношение составляло 223 тысячи 058 голов коров, 180 тысяч 862 головы ослов и 1 миллион 954 тысячи 756 голов овец. В 1940 году число предприятий частного сектора и кустарных промыслов Района возросло в два раза по сравнению с 1939 годом. До 1938 года общественный сектор экономики района был представлен немногочисленными небольшими издательскими и вещевыми предприятиями, число их работников составляло примерно 270 человек. После восстановления в 1938 году нефтяных заводов, открытия текстильных, целлюлозных предприятий, предприятий по изготовлению сельхозинвентаря, выделке кожи число занятых на них работников к концу 1939 года возросло до более, чем 700 человек. В 1943 году число заводов на территории Района составило 82 единицы, число занятых на них работников составило примерно 6 тысяч 300 человек. К концу 1944 года Пограничный район мог полностью либо в основном обеспечивать себя промышленной продукцией. Накануне капитуляции Японии в августе 1945 года Пограничный район мог производить не только все виды продукции лёгкой промышленности гражданского назначения, но и продукцию тяжёлой и химической промышленности, такую как доменная сталь, продукты нефтеперегонки, строительные механизмы, мог производить сборку стрелкового оружия и боеприпасов, производить азотную и соляную кислоты, стёкла, керамику и фарфор, а текстильная промышленность Района ежегодно производила более 150 тысяч штук полотна.  С 1942 до 1944 года в Пограничном районе были распаханы целинные земли площадью более 133 тысяч га. К 1945 году большинство крестьян Пограничного района работали по принципу «за три года пахоты скопить излишки зерна на один год», а часть крестьян даже работала по принципу «за год пахоты скопить излишки зерна на один год».

Выражение «за три года пахоты скопить излишки зерна на один год» восходит к сборнику трактатов конфуцианских учёных «Ли Цзи» - «Записки о церемониях», в годы войны сопротивления Японии правительства всех уровней Пограничного района использовали это выражение как лозунг, призывавший к активной производственной деятельности, экономии и способности каждой крестьянской семьи создавать за год работы запас зерна на четыре месяца. Крестьяне платили налог зерном в казну Пограничного района, и благодаря экономическому развитию Района этот налог ежегодно снижался, например, в 1941 году он составлял 13,58% от общего объёма собранного крестьянином зерна, в 1942 году – 11,14%, в 1943 году – менее 9%.

Помощь крестьянам Пограничного района оказывала армия. Например, 359-я бригада 8-й армии, дислоцированная в тылу Пограничного района для охраны и связи, в 1941 году выдивнулась на распашку целинных земель в районе Наньнивань провинции Шэньси. В том же году личный состав бригады распахал и засеял 747 га, добившись самообеспечения зерном на 79,5%, в 1942 году бригада распахала и засеяла 1787 га целины, добившись самообеспечения зерном на 96,3%, а в 1943 году бригада распахала и засеяла более 6667 га целины, не только добившись полного самообеспечения зерном, но и заплатив налог в казну в размере примерно 7 тысяч 500 центнеров зерна. Кроме того, бригада вырастила более 4 тысяч 200 голов свиней, 820 коров, более 7 тысяч 800 голов овец, выполнив таким образом установку «от двоих – свинья, от одного – овца, от десятерых – корова». В 1944 году бригада не только полностью обеспечивала себя продовольствием, но и работала по принципу «за год пахоты скопить излишки зерна на один год», став примером в сфере сельхозпроизводства для всей армии Пограничного района и реализовав установку «самим взяться за дело и зажить в достатке». (Характерно, что примером для армии Пограничного района были трудовые свершения, а не боевые подвиги. – А.Ш.).

Помимо экономики «новой демократии», в Пограничном районе создавалась «культура новой демократии», центральной задачей которой являлось образование.  Система образования в Пограничном районе включала образование для кадровых работников и массовое образование. Для подготовки кадровых работников были созданы как марксистские, так и общедемократические учебные заведения : Партийная школа ЦК КПК, Китайский народный военно-политический университет для отпора Японии, Открытая публичная школа Северной Шэньси, Институт марксизма-ленинизма, Яньанский центальный научно-исследовательский институт, Яньанский университет, Педагогический институт имени Лу Синя, Институт искусств имени Лу Синя, Китайский женский университет, Яньаньский институт естественных наук, Китайский медицинский университет, Административный институт Пограничного района, Педагогический институт Пограничного района, Сельскохозяйственный институт Пограничного района, Национальный институт Пограничного района,  а также краткосрочные учебные курсы всех уровней.  Для массового образования детей Правительство Пограничного района создавало бесплатные учебные заведения, в 1937 году в 545 таких учебных заведениях числились 10 тысяч 396 учащихся, в 1945 году в 1377 учебных заведениях занимались 34 тысячи 4 ученика.

Характер СМИ Пограничного района также отражал общедемократическое содержание власти, декларировавшей борьбу с Японией как свою главную цель. В Пограничном районе функционировали как марксистские, так и общедемократические издательства, в 1938 году в Яньани было создано издательство «Освобождение», готовившее к печати произведения классиков марксизма-ленинизма и политические документы КПК. Кроме того, выходила газета «Новый Китай» (до января 1937 года называвшаяся «Красный Китай»), 16 мая 1941 года «Новый Китай» была объединена с изданием «Новости сегодня» и стала выходить как «Ежедневная газета «Освобождение»». Также издавались газеты «Народные массы Пограничного района», «Преподаватель Пограничного района», «Военно-политический журнал 8-й армии», «Культура Китая», «Новая письменность», «Литература и искусство», «Драматургия  Пограничного района», «Рабочий Китай», «Женщина Китая», «Молодёжь Китая», «Дети Пограничного района». В Пограничном районе функционировало информационное агентство «Новый Китай», до 1937 года называвшееся «Красный Китай», в 1940 году была открыта радиостанция «Новый Китай».

С конца 1937 года  в Пограничном районе функционировало «Общество деятелей культуры Пограничного района во имя спасения родины», «Яньаньский филиал Всекитайского общества деятелей литературы и искусства для отпора врагу», «Ассоциация музыкантов Пограничного района», «Театральная ассоциация Пограничного района», «Ассоциация живописцев Пограничного района», «Театральное объединение войны сопротивления», «Театральное объединение «Костёр»». Творческая интеллигенция Пограничного района создавала актуальные произведения, такие как народные пьесы с песнями и плясками «Братья осваивают целину» и «Ранение Ню Юнгуй», произведения в жанре пекинской оперы по мотивам классического китайского романа «Речные заводи» – «Вынужденный уход в горы Ляншань» и «Три нападения на поместье Чжуцзячжуан», опера «Седая девушка», песни о народной любви к Мао Цзэдуну, Чжу Дэ, Чжоу Эньлаю, бойцам 8-й армии «Алеет Восток», «Вышитая золотом надпись», рассказ «Женитьба Сяо Эрхэй», романы «Герои гор Люляншань», «Минное поле».

В Пограничном районе уделялось особое внимание борьбе с коррупцией. 15 августа 1938 года в Пограничном районе были опубликованы «Временные положения о наказании за хищения (проект)», согласно которым совершивших хищения на сумму свыше тысячи юаней приговаривали к смертной казни, совершивших хищения на сумму свыше 500 юаней приговаривали к тюремному заключению на пять лет либо к смертной казни, совершивших хищения на сумму свыше 300 юаней приговаривали к тюремному заключению от трёх до пяти лет,  совершивших хищения на сумму от 100 до 300 юаней приговаривали к тюремному заключению от одного года до трёх лет, совершивших хищения на сумму менее 100 юаней приговаривали к тюремному заключению на срок до года либо к принудительным работам. (В 1936 году курс юаня был 3.36 за 1 доллар США. – А.Ш.). В 1939, 1940 годах в Пограничном районе на волостном уровне были выявлены 150 кадровых работников, нарушивших дисциплину и закон,  на окружном уровне и выше таких кадровых работников было выявлено 27 человек, все они были изгнаны из правительственных органов, а тех, кто совершил серьёзные нарушения, привлекли к ответственности по закону. В апреле 1943 года Правительство Пограничного района опубликовало «Временные положения о поощрениях и наказаниях кадровых работников правительств всех уровней Пограничного района Шэньси-Ганьсу-Нинся», в которых предусматривались наказания для кадровых работников за взяточничество, беззаконие, моральное разложение, злоупотребление служебным положением.

Ко времени капитуляции Японии в 1945 году, помимо «Пограничного района Шэньси-Ганьсу-Нинся», на территории Китая существовали другие «опорные базы для борьбы с Японией» с демократической формой власти, общей площадью примерно 1 миллион кв.км., с населением более 100 млн. человек. В подготовленном 8 мая 1941 года материале «Вывод о том, как сбить вторую антикоммунистическую волну» Мао Цзэдун отмечал:»Когда модель опорных баз распространится на всю страну,  Китай станет республикой новой демократии». О том же говорил Лю Шаоци в работе «О демократической власти для отпора Японии»:»... демократическая власть для отпора Японии, созданная в тылу врага, является важным примером для демократизации всей страны... хотя сегодня такая власть создана на территории части районов в тылу врага, подразумевается её распространение по всей стране».

В октябре 1939 года в Пограничный район прибыл с группой соратников и полгода находился там известный в то время в Китае демократический деятель Ли Гунпу, который позднее написал в своей книге «В тылу врага на севере Китая – Шаньси-Чахар-Хэбэй:»Именно благодаря искреннему единению в Пограничном районе  всех партий и группировок, всех слоёв общества, всех деятелей, настроенных на отпор Японии, … сформировался сегодня этот прообраз нового Китая, что свидетельствует об успешных шагах... в деле государственного строительства».

После капитуляции Японии и окончания войны сопротивления китайского народа Мао Цзэдун так оценил перспективы государственного строительства в Китае:»Новая ситуация и новые задачи сводятся к борьбе внутри страны. Разговоры Чан Кайши о «государственном строительстве» означают начало борьбы за построение государства, но какого именно?  Государства новой демократии для большинства народных масс, руководимых пролетариатом, или полуколониального, полуфеодального государства диктатуры крупных помещиков и крупной буржуазии? Эта борьба будет очень сложной, сегодня она связана со стремлением Чан Кайши прибрать к рукам плоды победы в войне сопротивления и с нашим противодействием этим попыткам».

В свою очередь Чан Кайши говорил следующее:»Необходимо либо путём мирных переговоров вынудить КПК отказаться от своих вооружённых формирований и пойти по законному пути, либо, решившись на мобилизацию и войну, уничтожить вооружённые формирования КПК. Оба пути ведут к разрешению проблемы КПК и надо выбрать один из них».

Началом второй полномасштабной гражданской войны между КПК и Гоминьданом китайские историки считают 26 июня 1946 года, когда Национально-революционная армия Китайской Республики предприняла наступление на подконтрольный КПК «освобождённый район» Чжунъюань в провинции Хубэй, стремясь пробить «коридор» для дальнейшего наступления на «освобождённые районы» Восточного, Северного и Северо-Восточного Китая.

К началу широкомасштабных боевых действий площадь подконтрольных КПК «освобождённых районов» составляла 24% площади всего Китая с населением 136 млн. человек, то есть примерно 29% от общей численности населения Китая. С началом широкомасштабной гражданской войны в 1946 году подконтрольные КПК 8-я армия, Новая 4-я армия и Демократическая объединённая армия Северо-Восточного Китая были объединены и стали называться Народно-Освободительной армией (НОА). В последующем, 1 ноября 1948 года, ЦК КПК и Центральный военный совет КПК выпустили «Положение о единой системе наименований всех военных организаций и воинских частей», с этого момента вооружённые силы, подконтрольные КПК, стали называться Народно-Освободительной армией Китая (НОАК), – название вооружённых сил КНР, используемое до сих пор.

В марте 1947 года 250-тысячная группировка гоминьдановских войск начала наступление на «Пограничный район Шэньси-Ганьсу-Нинся» с южного, западного и северного направлений, а 14 марта 1947 года началось непосредственное наступление на Яньань 140-тысячной гоминьдановской группировки под командованием Ху Цзуннаня. 15 марта 1947 года 3-й пленум ЦИК Гоминьдана 6-го созыва заявил об утрате последних надежд на политическое урегулирование с КПК, и о том, что Национальное правительство Китайской Республики «вынуждено принять решительные и оперативные меры для подавления военного мятежа, развязанного группировкой вооружённого насилия, каковой является КПК». 19 марта 1947 года все руководящие органы КПК покинули Яньань, а гоминьдановские войска вступили в город.

Боевые действия на территории «Пограничного района Шэньси-Ганьсу-Нинся» продолжались с марта до августа 1947 года, когда гоминьдановские войска покинули территорию Района. В это время правительство «Пограничного района Шэньси-Ганьсу-Нинся» продолжало работу, но гоминьдановское Национальное правительство  объявило о ликвидации статуса Района как территориально-административной единицы в составе Китайской Республики. Фактическое управление всей работой, так или иначе оказавшей влияние на последующее образование КНР, в тот момент было сосредоточено в ЦК КПК, местом пребывания которого являлось местечко Сибайпо в провинции Хэбэй. Что касается «Пограничного района Шэньси-Ганьсу-Нинся» и его правительства, то с провозглашением КНР 1 октября 1949 они были расформированы.

30 июня 1947 года главные силы войск НОА в районе боевых действий Шаньси-Хэбэй-Шаньдун-Хэнань под командованием Лю Бочэна и Дэн Сяопина численностью 120 тысяч человек прорвали центральный фронт противника и, форсировав Хуанхэ, начали наступление в юго-западной части провинции Шаньдун. Эти события знаменовали переход НОА из стратегической обороны в стратегическое наступление. Как подчёркивал Мао Цзэдун:»Основная задача нашей армии на второй год войны в том, чтобы предпринять контрнаступление в масштабах всего Китая, то есть главными силами нанести  удар по врагу вне границ освобождённых районов, перейти в наступление на большей части территории страны, перенести войну в районы, контролируемые Гоминьданом, … окончательно разрушить контрреволюционные стратегические планы Гоминьдана по продолжению переноса боевых действий на территорию освобождённых районов...»

Другими словами, китайские коммунисты воспринимали «освобождённые районы», то есть районы, подконтрольные КПК и неподконтрольные Гоминьдану, как по-настоящему «свою» землю, своё «государство», территорию, на которой можно в полной мере реализовывать свою политическую власть и воплощать в жизнь свою социально-экономическую политику.

Одновременно с переходом гражданской войны на стадию стратегического наступления войск КПК,  в «освобождённых районах» началась реформа аграрной системы, целью которой была активизация широких масс крестьянства для поддержки ими народных армий в преддверии решающих сражений.

Накануне второй полномасштабной гражданской войны между КПК и Гоминьданом в «Указаниях по аграрному вопросу» от 4 мая 1946 года ЦК КПК заявил о переходе от прежней установки на снижение арендной платы и ссудного процента за пользование крестьянами помещичьей землёй к установке «каждому пахарю своё поле». Ко второму полугодию 1947 года на двух третях территорий «освобождённых районов» эта установка была реализована, в результате чего в действующие части НОА вступили 600 тысяч человек из числа местных жителей, а в целом разнообразную помощь НОА на фронтах так или иначе оказывали до 60 миллионов крестьян. С 17 июля до 13 сентября 1947 года в «освобождённом районе Шаньси-Чахар-Хэбэй» в Сибайпо рабочей комиссией ЦК КПК проводилось Всекитайское совещание по земельным вопросам, на котором были приняты «Основные положения земельного закона Китая», где в частности определялось:»Вся помещичья и общественная земля в деревнях поступает в распоряжение  деревенских крестьянских союзов и совместно со всеми прочими деревенскими землями равномерно распределяется по числу жителей деревни, независимо от их пола и возраста. Количество и качество распределяемой земли должно быть таким, чтобы все жители деревни получили одинаковые наделы, которые передаются им в индивидуальную собственность». В итоге к осени 1948 года в «освобождённых районах» с населением 100 миллионов человек прежняя феодальная аграрная система и феодальные производственные отношения были ликвидированы полностью. Главным лозунгом крестьян в «освобождённых районах» стал призыв «Вступай в НОА для защиты своей земли!»  Например, только в «Северо-Восточном освобождённом районе» с 1947 до 1949 года в НОА/НОАК вступили 1 миллион 600 тысяч человек, в «Шаньдунском освобождённом районе» с 1946 до 1948 года 5 миллионов 800 тысяч местных жителей стали санитарами-носильщиками, бойцами транспортных отрядов, осуществляли тыловое обеспечение действующей армии, транспортировку раненых, больных, имущества для нужд НОА. Повсеместно организовывалось крестьянское ополчение, взаимодействовавшее с частями НОА/НОАК.

По сути дела с 4 мая 1946 года КПК начала разворот к своей социально-экономической политике конфискации помещичьих земель в пользу крестьянства времён Китайской Советской Республики.

Аграрная политика безусловно была наиболее эффективным инструментом КПК в вопросе формирования необходимой социальной базы для решения главного вопроса своей политической деятельности – вопроса о власти. Малочисленный китайский пролетариат по-настоящему помочь китайским коммунистам не мог, поэтому и в первую и во вторую полномасштабную гражданскую войну с Гоминьданом КПК делала ставку на  самый массовый класс китайского общества – крестьянство. Давая китайскому крестьянину в пользование, в индивидуальную собственность самое дорогое, что есть в неизбалованном плодородными почвами Китае, – пахотную землю, КПК добивалась активной поддержки абсолютно лояльного ей класса мелких собственников не только в деле военного разгрома политических конкурентов, но и в деле построения «нового Китая». Что касается политики «помещичье-крестьянского аграрного компромисса», декларируемой и на деле проводимой КПК с 10 февраля 1937 года до 4 мая 1946 года, то она лишь подтверждает политическую гибкость китайских коммунистов, умело использовавших аграрный вопрос для достижения своих главных политических целей на том или ином историческом отрезке.

21 сентября 1949 года в Пекине открылась сессия Народной политической консультативной конференции Китая (НПКК), являвшейся организационной формой народно-демократического единого фронта Китая. На сессии НПКК был принят Закон об организации Центрального народного правительства Китайской Народной республики, а также решение о столице, гимне и флаге КНР. Сессия НПКК также приняла «Общую программу НПКК», которая до принятия Конституции КНР в 1954 году играла роль Основного закона страны, а 30 сентября сессия НПКК избрала Центральное народное правительство КНР. 1 октября 1949 года была оглашена Декларация Центрального народного правительства КНР о создании Китайской Народной республики.

Таким образом КНР была создана как руководимое КПК государство широких народных масс — крестьян, рабочих, прогрессивно настроенных мелких и средних  буржуазных собственников. Эти антагонистические по своей природе классы (рабочие с одной стороны, крестьяне как мелкие собственники, а также прогрессивно настроенные мелкие и средние буржуазные собственники с другой стороны) объединило общее стремление к национальной независимости и национальному процветанию. В истории КНР были разные периоды, в том числе периоды серьёзной внутриполитической нестабильности, жестокой классовой борьбы, но в конечном счёте сегодняшнее китайское государство обрело тот характер, который закладывался в него изначально: 1) им руководит КПК; 2) оно выражает интересы «самых широких народных масс», в том числе возрождённых политикой «реформ и открытости» разномастных буржуазных собственников. Отныне всех их, и обычных тружеников и всевозможных буржуа-собственников, которым теперь разрешено членство в КПК, объединяет официально провозглашённая нынешним руководством КПК и КНР стратегическая  «китайская мечта о великом возрождении китайской нации».

Думается, именно демократический характер государственных основ созданного 1 октября 1949 года нового Китая обеспечил в конце 70-х- начале 80-х годов 20-го века его быстрый и очень эффективный переход от казалось бы нереформируемой, с левацкими перегибами системы государственного управления времён «культурной революции» к гибкой и очень аккуратно приспосабливаемой к «социалистической рыночной экономике» системе современного госуправления. Отсюда перманентная административная реформа в КНР, разделение функций партийных и государственных органов, реформа представительских органов, органов судебных и т. д., то есть всё то, что в современном Китае называют «реформой политической системы», подчёркивая при этом, что для Китая политические реформы – это не слом прежней системы государственного управления в либеральном понимании, а её постоянное и кропотливое совершенствование. (См. «Как управляется Китай. Эволюция властных структур Китая в конце 20-го – начале 21-го века», Российская Академия наук, Институт Дальнего Востока РАН, под редакцией академика РАН М.Л.Титаренко, Москва, «Памятники исторической мысли», 2004, в т.ч. глава «Эволюция системы административных органов КНР за годы реформ», Л.М.Гудошников, А.В.Шитов, с.с.264-302).

Здесь же, пожалуй, и ответ на вопрос о том, почему «вожделенный китайский путь», предполагающий многоукладность экономики при сохранении политической власти компартии, был невозможен для позднего СССР.

Ещё раз подчеркнём, со времён Пограничного района будущая КНР «закладывалась» как руководимое КПК государство общедемократической диктатуры различных «революционных классов»» с адекватной такого рода «диктатуре» политической системой, в том числе системой собраний народных представителей, народных политических консультативных советов Китая. Пережив «бури» «культурной революции», в КНР сохранились СНП, НПКСК и даже «клуб» восьми официально действующих малых политических партий демократического толка, конечно, ничего не решающих, но вполне себе легально существующих наравне с КПК как напоминание о «едином национальном общедемократическом фронте» времён Пограничного района. А с конца 90-х годов 20-го века в политической жизни Китая, пусть и в статусе беспартийных, участвуют представители демократических сил Сянгана и Аомэня. Вот почему после решения 3-го Пленума ЦК КПК 11-го созыва в декабре 1978 года о кардинальном изменении курса социально-экономического развития страны и о переходе от плановой экономики к рыночной при сохранении основных позиций КПК и социалистического государства политическая система КНР адаптировалась к разрешённому партией рынку, устояла в ходе политического кризиса 1989 года и продолжает отбивать атаки противников правящей КПК, прежде всего в Сянгане.

После исторического «совещания в Цзуньи» 7-8 января 1935 года, ознаменовавшего приход к власти в партии Мао Цзэдуна и его сторонников, марксизм-ленинизм в классическом интернационалистском понимании фактически стал для КПК «ширмой», скрывавшей её сущность выразителя мелкособственнических классовых интересов широких масс крестьян-арендаторов.

По большому счёту точно так же объявленная 14 марта 1921 года «новая экономическая политика» (НЭП) не меняла сущность РКП(б) как выразителя классовых интересов исключительно пролетариата и беднейшего крестьянства. Кардинально не повлиял НЭП и на сущность создававшегося в то время СССР прежде всего как государства диктатуры пролетариата, не признававшего принципиальные компромиссы с «внутренними буржуями и помещиками», с зажиточным крестьянством, – потому и не было изначально в политической системе молодого СССР адаптированных к рыночным отношениям элементов.

И, когда рынок сначала капля по капле, долго и постепенно, часто полукриминально, полулегально, то с одного, то с другого «бока» вползал в жизнь страны, а потом его вдруг в конце 80-х годов 20-го века просто «взяли и разрешили» ради экономической целесообразности, не объяснив, как это было, например, при введении НЭПа, каким образом данное решение идеологически соотносится с основополагающими принципами социализма и его политической системы, в СССР произошёл коллапс десятилетиями «заряженного» на классовую бескомпромиссность общественного сознания, и система политической власти КПСС, а затем и вся советская политическая система обрушились.

Китайское же сознание  цивилизации хань характерно тем, что для его носителей и бескомпромиссность и компромиссы принципиального характера одинаково приемлемы, если ведут к достижению главной цели.

Поэтому для тех же китайских коммунистов, к примеру, не были идейной трагедией, ни переход от политики советизации к политике «общедемократического национального единого фронта» в 1937 году, поскольку это позволило им накопить силы и отработать модель будущего государственного и социально-экономического устройства, ни отказ от плановой экономики в пользу «социалистической рыночной экономики» в 1979 году, поскольку это позволило им создать сегодня вторую экономику мира.

Автор: А.В. Шитов        

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован