04 декабря 2009
3053

Экономист Ирина Ясина: Пока вы недовольны жизнью, она проходит

Передвигаться по Москве человеку с ограниченной подвижностью почти нереально. И чем быстрее государство начнет решать эту проблему, тем скорее оценит, как это для него в конечном итоге выгодно. В пользу того, что ситуация уже меняется, свидетельствует Ирина Ясина, экономист и член Совета при президенте РФ по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека.

неделя: Действительно что-то делается в этом направлении?

ирина ясина: Да. Эти изменения не всегда видны - передвигаться по городу человеку в коляске по-прежнему невыносимо, но есть зоны, в которых стало, скажем так, легче. В Куркине, Бутове. В Северо-Западном округе, где сделаны нормальные съезды с тротуаров и переходы. Видимо, тут все зависит от конкретного префекта. То есть, роль личности в истории. А надо, чтобы соблюдался закон. У меня в апреле был на эту тему разговор с Дмитрием Медведевым. Президент сказал: "Я не думаю, что надо кого-то наказывать, надо просто людям говорить, что необходимо эти нормы и правила соблюдать". Прошло семь месяцев - ничего не изменилось. И когда мы летом прокатились на инвалидных креслах по Кутузовскому проспекту, выяснилось, что там шею можно сломать.

н: Но я уже видела в Москве автобусы с низкими платформами.

ясина: Они есть, и я очень хвалю Мосгортранс, чей гендиректор Петр Иванов реально этим занимается и даже организовал учебу для водителей. Но запаркованные автомобили не дают автобусу подъехать вплотную к тротуару, чтобы коляска заехала на платформу. А ГИБДД, которая штрафует за все подряд, такие нарушения оставляет без внимания. И дело не только в транспорте. Предположим, человек в коляске хочет снять деньги в банкомате.

н: Слишком высоко?

ясина: Конечно. И в подавляющее большинство объектов соцкультбыта я не заеду, за исключением кинотеатров в новых торговых центрах. И то... В "Европейском" пандус есть, но опять же, не под 35 градусов. А ведь западные аналоги наших СНиПов рассчитаны на то, что люди пользуются инвалидными колясками с электроприводом. То есть обходятся без посторонней помощи. У меня спрашивают, почему я не куплю себе такую коляску. А зачем? Я на ней никуда не попаду. У нас на коляске нельзя попасть даже в Сбербанк, в отделениях которого инвалиды получают пенсии. Нам возражают, что всегда найдутся люди, готовые помочь. Но это неправильный подход. Важно понять, что человек на коляске не нуждается в пенсии и помощи. У него есть голова, руки, он может работать. Чтобы он был полезным членом общества, ему нужно создать условия, и это долг государства.

"Пришли бы семь мам - боролись бы за семерых"

н: Если бы в школу здоровые дети шли вместе с детьми на колясках, все было бы иначе.

ясина: А еще лучше в детский сад. В Европе и США уже лет 20-30 назад появилась система инклюзивного образования. И в Москве есть школы, где учителя и директор понимают: когда здоровые дети и дети с проблемами учатся вместе, это идет на пользу не только вторым, но и первым. Они учатся состраданию и умению помогать.

н: И умению общаться на равных.

ясина: Конечно. Жаль, что мамы таких детишек пока мало верят в реальность этого. Я вам приведу пример. Перед 1 июня - Днем защиты детей был митинг в Новопушкинском сквере за инклюзивное образование. Веселый, с песнями, игрушками... И пришла туда одна-единственная мама Валя Дроздова, у которой сын Кирилл - колясочник. Он, отучившись в начальной общеобразовательной школе, не мог пойти туда в пятый класс, где учителя - предметники и надо бегать по всем этажам. Так мы добились, чтобы для Кирилла в школе установили подъемник. Добивались именно для него, потому что только его мама заявила о своей проблеме. Пришли бы семь мам - боролись бы за семерых.

"Информация - те же ноги"

н: В Москве есть несколько выходов из метро, переходов и мостов с лифтами. Но они почти нигде не работают.

ясина: В Бутове работают - доехать можно только до следующей станции. Но тут нельзя требовать невозможного: есть старые станции, которые нельзя оборудовать лифтами. Но должна быть карта, чтобы человек мог составить маршрут. Скажем, до Маяковки он доезжает на метро, дальше выходит в город и едет автобусом. Информация для него - те же ноги. А ее нет.

н: На "Маяковской" лифт тоже не работает. Наверное, это очень дорого - приспособить мегаполис для инвалидов?

ясина: Дорого. Но мы палим значительно большие средства на ерунду. Я думаю, полстраны можно оборудовать пандусами и подъемниками, если не строить мост на остров Русский для проведения там саммита АТЭС. Если поскрести по так называемым имиджевым проектам - я вас умоляю, и не такие деньги можно найти.

н: В каких наших музеях есть лифты?

ясина: В Эрмитаже, Русском музее. В ГМИИ им. Пушкина - нет. И директор музея, мадам Антонова, говорит, что никогда не будет.

н: Между нами, Лувр старше.

ясина: В Лувре везде есть платформы, на которые можно заехать на коляске. И в Ватикане есть, и в Прадо. Ирина Александровна явно лукавит, потому что необязательно входить в музей по парадной лестнице. Как-то же они заносят статуи? Видимо, она принадлежит к тому поколению людей, которое считает, что инвалид должен сидеть дома.

н: А еще лучше на острове Валаам, куда свозили калек после войны.

ясина: Именно. Тут важно желание, что называется, распорядителя. Я общалась с инженерами, проектирующими подобные устройства: они говорят, что нет такого старого сооружения, в котором невозможно было бы ничего придумать. И я вспоминаю Her Majesty Theatre в Лондоне, XVIII века постройки, где есть один непарадный подъезд, но в нем и специальный туалет, и прямой вход в зрительный зал.

"Заботиться о малыше не должно быть ни страшно, ни стыдно"

н: А у нас иногда даже к туалету для инвалидов не подъехать.

ясина: Или он всегда закрыт, как в аэропорту "Домодедово". Это просто неуважение к самим себе как к членам общества. Но я думаю, что-то постепенно меняется. Я оптимист. На той же встрече с Медведевым я рассказывала о своей знакомой Джудит Хьюман, которой 62 года. Она - директор Программы социального развития округа Колумбия. Инвалид с двух лет. Когда мама хотела отдать ее в инклюзивную школу, в Вашингтоне таких не было. Теперь Джудит живет в самой оборудованной для инвалидов стране мира. Они сами боролись за доступ в школы, потом в колледжи. Потом Джудит добилась того, чтобы стать учительницей начальных классов. Джудит весела, коляска у нее фривольного сиреневого цвета, она везде ездит.

н: У нас люди на улице часто отворачиваются от инвалидов.

ясина: Потому что для многих инвалид - это нищий в переходе. Это неприятно. Но именно эти люди выходят из дома. Остальные стесняются. Хотя я сейчас много общаюсь с молодыми женщинами, у которых родились особые, как мы говорим, дети. Мамы их не стесняются своей беды - в отличие от мам моего поколения. Они их красиво одевают и всюду с ними ходят. Они видят хотя бы в интернете, что в мире для таких детей все открыто. Заботиться о своем малыше не должно быть ни страшно, ни стыдно. И важно понимать, что в милосердии и сострадании нуждаются и те, кто их проявляет. Вы знаете, я очень счастливый человек. Я много общаюсь с людьми, которые занимаются волонтерством, помощью кому-то, и у меня ощущение, что зла в мире нет. У меня тут водитель сломал руку, а для меня он - мои ноги. Я написала в ЖЖ, и 20 человек предложили мне помощь.

н: Вы редкий оптимист.

ясина: Мой папа говорит: "Пока вы недовольны жизнью, она проходит". Я часто слышу: "Вы приводите в пример Америку - там был президент в инвалидной коляске!" Не надо обольщаться: тогда у американцев не было телевизоров. Они его слышали по радио. Действовать надо, а не индульгенции себе выписывать. Они начали решать проблему и решили ее за одну человеческую жизнь.

3 декабря - Международный день инвалидов

Ирина Мак, 4 декабря 2009 г.
www.inedelya.ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован